Почему Цезарь всегда носил лавровый венок? Зачем Кант каждый вечер твердил кличку Цицерона? А правда, что в Юте, где много мормонов, было разрешено многоженство? Только в Москве за неделю проходят десятки встреч, к которым можно присоединиться с любым уровнем подготовки. ЧТД поинтересовался, почему люди тратят на это время и деньги.

Каждый день в десятках городов энтузиасты собираются в кафе, барах и клубах, чтобы поучаствовать в интеллектуальных играх-викторинах. Задаваться не самыми насущными вопросами вопросами и пытаться правильно на них ответить — популярное сегодня развлечение. «Один турнир на 36 вопросов — это как три-четыре телевизионных „Что? Где? Когда?“ подряд посмотреть, — уверены участники интеллектуальных игр. — С одной поправкой — личное участие».

Разгрузка с тренировкой

«В современной городской культуре принято хотя бы раз в неделю не идти сразу после работы домой, а вместо этого подобрать себе развлечение, — говорит президент одного из самых крупных клубов интеллектуальных игр „60 секунд“ с 40 филиалами в разных городах Леонид Эдлин. — Можно пойти в кино, театр или на выставку. А можно совместить посиделки в ресторане с общением и игрой. Встретиться с друзьями, да еще потренировать мозги».

Квизы (от quiz — викторина) собирают всех, кому нравится отвечать на неочевидные вопросы: от курьеров и водителей до бизнесменов и чиновников высокого уровня. Есть, конечно, закрытые клубы. На встречи ACP Game, например, не попадешь без предварительного общения с менеджером: если не понравился, откажут. Или бывают клубы с довольно большим членским взносом: не всякий ведь готов выложить 30 000 рублей за сезон в «Студии Довженко». 

Большинство квизов демократичные. Узнал в интернете, где в ближайшие дни проходит игра, и пришел — готовой командой до 7-8 человек, вдвоем или один. 

«Наша аудитория — вообще все люди, готовые потратить на развлечение 500-700 рублей, из которых большая часть пойдет на еду и напитки, — утверждает Эдлин. — Но в основном — офисные работники».

Экономист Мила Угольнова услышала об игре как раз в офисе. «Коллега переписывалась в мессенджере со знакомым игроком, он задавал ей разные вопросы ради развлечения, — рассказывает Мила. — Мы обсуждали вопросы в офисе, и так получилось, что ответы давала, в основном, я. Этот знакомый неожиданно спросил, не хочу ли я поиграть с ними. А я неожиданно согласилась». Это случилось уже восемь лет назад. Когда Мила познакомилась с мужем, увлекла игрой и его.

«Это, конечно, отличная разгрузка от рутины среди недели, всегда столько нового и интересного узнаешь, — отмечает ее муж, программист Василий Богатов. — Один турнир на 36 вопросов — это же как три-четыре телевизионных „Что? Где? Когда?“ подряд посмотреть. С одной поправкой — личное участие».

Реальные люди

Среди активных игроков есть создатели телевизионных, радио- и других шоу. «Мы с женой приходим ради эмоций, азарта, — рассказывает продюсер программы „Прожекторпэрисхилтон“ Илья Епищев. — Это хорошая форма в том числе семейного досуга. Хотя некоторые как раз здесь находят свою пару».

Популярность квизов в первую очередь говорит о нашей потребности встречаться в реальном мире, считает психолог Наталья Богачева: «Это взаимодействие отличается от общения в телефоне или интернете. Развитие таких игр — своего рода ответ на вопрос, не уходят ли люди целиком в виртуальное общение».

Совместная игра облегчает контакты тем, кому сложно или не о чем говорить с другими. Квизы помогают быстро познакомить и даже подружить игроков не только из одного города, но даже из разных стран и с разными системами ценностей, показывает опыт международных встреч. Что уж говорить о людях из одного города.

Облегчая коммуникацию, игра дает возможность почувствовать себя умнее и лучше, но главное — получить признание живых людей. «Одно дело, когда человек разгадал сложный кроссворд — он рад, но об этом никто не узнает, — объясняет ведущий квиза „Без дураков“ и игрок „Что? Где? Когда?“ Ровшан Аскеров. — На интеллектуальной игре он получит подтверждение своих достоинств от сотни людей в том же зале».

Азарт, признание, большие и малые победы — далеко не все, от чего можно испытать удовольствие во время и после игры. «За три часа человек переживает все эмоции, от любви до страха и ненависти, раскрывает свой характер и уходит довольный», — убежден Аскеров.

Ход рассуждений

Главное в квизе — логика, а не эрудиция. Это заявляют большинство организаторов. Пусть даже часть заданий — просто на удачу. «80% вопросов в наших играх вообще не предполагают каких-либо знаний, — рассказывает Леонид Эдлин про „60 секунд“. — Во всяком случае, так устроены игры для новичков. Вопросы готовятся так, что к правильному ответу ведет логическая цепочка, которую выстраивает команда. Ну, или индивидуальное озарение кого-то из игроков».

При регулярном посещении приятное развлечение может развить некоторые полезные навыки и способности. В первую очередь — это тренировка долгосрочной памяти, считает Наталья Богачева. 

«Не все умеют пользоваться памятью, — понял на квизе Владимир, специалист по флексографической печати. — Ты что-то видел, читал, а достать это с пыльной полки памяти не можешь». Игра заставляет сконцентрироваться и попытаться что-то быстро выудить из головы. 

«Чем красивее и хитрее будет путь знаний из глубин сознания на поверхность, тем сочнее впечатление от игры», — описывает свои ощущения Василий Богатов.

Он замечает, что игра влияет и на мышление. При «раскрутке» вопросов игроки применяют вроде бы простые, но полезные и эффективные приемы. Важной оказывается даже привычка сокращать сложные названия до аббревиатур или менять «р» на «л», если слышишь японские слова в европейском или американском контексте. Все это помогает объединить, казалось бы, не связанные факты, найти неожиданные логические связи. «В жизни ты начинаешь по-новому видеть многие вещи, которые раньше воспринимал стереотипно, — говорит Василий. — В художественных произведениях ты начинаешь замечать больше отсылок и лучше понимаешь автора. Мышление в целом становится более гибким. А после перерыва в играх замечаешь, как мозг закостенел».

Знания и навыки

Еще один полезный эффект— получение новых знаний. «Вопросы задаются на самые разные темы — от античных мифов до современных интернет-мемов, — комментирует Леонид Эдлин. — Информация так или иначе остается в голове, и с игры вы выходите более эрудированными». Некоторые игроки еще и в книги потом заглядывают, чтобы восполнить пробелы в образовании, узнать об исторических личностях или перечитать художественные произведения. Павел Крищук, который не только играет, но и ведет квизы в Сергиевом Посаде, даже новости читает с прицелом на викторину: вдруг пригодятся...

Большинство участников отмечают, что в игре они получают или совершенствуют навыки командной работы. За игровым столом необходимо слышать других, быстро принимать решения и нести за них ответственность. Ведь лишиться очков из-за своей ошибки бывает даже обиднее, чем из-за чужой. Другое дело, что игра — это все-таки развлечение. Если командная работа не складывается, вам не обязательно годами «брейнстормить» именно с этими людьми, как бывает на работе.

Своя игра

Любой крупный клуб готов развить у сотрудников корпораций навыки командной работы. Почти все они предлагают организовать корпоративные квизы для тимбилдинга или праздника. В 2018 году стартует специальный проект для корпоративных команд: победитель появится в эфире программы для профессиональных знатоков «Что? Где? Когда?».

В крупных городах, где разных много квиз-проектов, клубы пытаются сделать предложения для разных аудиторий. Это касается не только тематических игр для любителей музыки, например, или фильмов, или спорта. Отличаются и правила, и атмосфера. Где-то очки набираются постепенно, и к середине игры уже всем ясно, среди кого будет разыгрываться победное место. Где-то до последнего момента непонятно, какая команда победит. «Я пару лет ходил в „Мозгву“, там все очень стремительно, этакий конвейер вопросов, который проходят сотни человек за вечер, — рассказывает Владимир. — Пришел в „Без дураков“ — тут какой-то квартирник по атмосфере, знаете, когда друзья концерты дома устраивают?»

«Я уверен, что аудитория игр не охвачена даже наполовину, — говорит Леонид Эдлин. — Москва и Питер огромны, а интеллектуальными играми, как мне кажется, не охвачена даже треть потенциальных участников. В городах поменьше рынок тоже до конца не заполнен. Перспективным направлением я считаю игры для школьников и студентов. Для них делать хорошие игры гораздо сложнее, чем для взрослых, но делать их необходимо».