Чем чаще мы читаем с монитора, улавливая смысл по отдельным словам, тем скорее наш мозг привыкнет к этому. Это нормально, скажут нам фанаты новых технологий и современных коммуникаций. Но нейропсихологи придерживаются другого мнения: навыки современного чтения могут сделать нас более примитивным биологическим видом. Психолог Мэриэнн Вольф объясняет это на основе научных данных.

Когда окажетесь в следующий раз в самолете, обратите внимание на летящих с вами людей.

Младенцев и малышей вместо соски успокаивают с помощью iPad. Дети младшего школьного возраста читают книги со смартфонов. Мальчики постарше вообще не читают, а уходят с головой в видеоигры. Родители и другие пассажиры читают с Kindle или просматривают ворох электронных сообщений и ленты новостей.

Большинство из нас и не догадывается, что все участники этой сцены связаны одним невидимым процессом.

Нейронная сеть, которая лежит в основе способности мозга к чтению, неуловимо и быстро меняется, и эти изменения чреваты последствиями для всех: от малышей, которые еще не умеют читать, до умудренных опытом взрослых.

Исследования в области нейробиологии показывают, что зарождение письменности более 6 тысяч лет назад повлекло за собой появление новой нейронной сети в мозге наших предков. Эта сеть развилась из очень простого механизма расшифровки базовой информации (например, подсчета голов в стаде) до современного уровня высокоразвитого читающего мозга.

Мои исследования показывают, как современный мозг читающего человека обеспечивает возможность развития самых важных мыслительных и эмоциональных процессов.

Это усвоение знания, рассуждение по аналогии, умозаключения; умение рассмотреть ситуацию с точки зрения других людей и эмпатия; критическое мышление, понимание причин и взаимосвязей.

Исследования, которые проводят специалисты по всему миру, говорят о том, что важнейшим процессам «глубокого чтения» грозит опасность. Она растет по мере того, как мы все активнее переходим на цифровой режим чтения.

И речь здесь не о простой проблеме вроде «чтение с бумажного носителя vs чтение с цифрового носителя». Как пишет профессор Массачусетского технологического института (MIT) Шерри Теркл (Sherry Turkle), как общество мы допускаем ошибку не тогда, когда внедряем высокотехнологичные новшества, а когда не задумываемся о том, какие стороны нашей жизни понесут от этого ущерб.

На текущем этапе развития — между печатной и цифровой культурами — обществу необходимо задуматься: что именно ослабевает в нейронной сети «читающего мозга», что не развивается у наших детей и что мы со всем этим можем поделать?

Из исследований нам известно, что умение читать не заложено в человеке генетически, в отличие от зрительного восприятия изображений. Для развития навыков чтения необходима соответствующая среда. Более того, чтение будет адаптироваться к требованиям конкретной среды — начиная с системы письма и заканчивая свойствами современного носителя текста.

Если преобладающий носитель предполагает стремительные процессы, ориентированные на многозадачность и работу с большими объемами информации (а именно на это ориентируются современные цифровые устройства), на то же будет настраиваться и нейронная сеть, отвечающая за чтение в нашем мозге.

В результате мозг уделяет меньше внимания и времени более медленным процессам глубокого чтения. А они требуют других навыков.

Среди них способности к логическим умозаключениям, критическому мышлению и эмпатии, которые являются неотъемлемой частью обучения в любом возрасте.

Педагоги и исследователи, работающие в области психологии и гуманитарных наук, все чаще подтверждают этот вывод. Преподаватель английской литературы Марк Эдмундсон (Mark Edmundson) утверждает: многие студенты колледжей сознательно избегают изучения классической литературы XIX и XX веков, поскольку у них не хватает терпения читать длинные, насыщенные, сложные тексты.

Однако нас должна беспокоить не столько «когнитивная нетерпеливость» студентов, сколько то, что за ней стоит. А это — потенциальная неспособность значительного числа молодых людей читать с тем уровнем критического мышления, который необходим для понимания глубоких мыслей и доводов, содержащихся в более сложных текстах.

Это не только художественные произведения или научные работы, изучаемые в колледже, но также завещания и юридические договоры с характерными расплывчатыми формулировками.

Использование цифрового носителя может вызвать у старшеклассников и студентов колледжей целый ряд затруднений, которые будут мешать пониманию смысла текста.

Психолог из Ставангера (Норвегия) Анне Манген (Anne Mangen) и ее коллеги исследовали различия в понимании старшеклассниками одного и того же материала в зависимости от того, на каком носителе они его читали.

Манген и ее коллеги задавали ученикам вопросы по содержанию короткого рассказа о любви, крайне популярного в молодежной среде («Jenny, Mon Amour»). При этом половина исследуемой группы читала рассказ на Kindle, другая — в бумажной версии. В итоге ученики, которые знакомились с произведением на бумаге, гораздо лучше поняли смысл, могли обстоятельно излагать подробности и пересказывать сюжет в хронологической последовательности.

Лю Цзимин (Ziming Liu) из Университета Сан-Хосе (США) провел ряд исследований, которые доказывают: новой нормой стало чтение по диагонали, или skimming. При использовании этого навыка из текста «выхватываются» отдельные слова, на основе которых читающий делает выводы о смысле.

У многих читателей траектория движения глаз напоминает букву F или Z. То есть они читают первую строчку, а потом бегло читают разрозненные слова на странице.

Когда мозг ведет себя подобным образом, время на процессы глубокого чтения сокращается. Другими словами, у нас не остается времени для постижения смысловой сложности текста, понимания чувств, вложенных автором, восприятия литературной красоты и формулирования собственных мыслей.

Карин Литтау (Karin Littau) и Эндрю Пайпер (Andrew Piper) отмечают и другое измерение, которым обладает чтение: телесность. Исследователи подчеркивают, что тактильное восприятие при чтении с бумажного носителя добавляет тексту насыщенности и объема, дает ощущение присутствия.

Как отмечает Пайпер, это позволяет лучше усваивать материал при повторном переживании ощущений от чтения. Ученый называет это «технологией повторения». Важность повторения и для молодежи, и для читателей старшего возраста заключается в том, что она дает возможность вернуться назад, проверить и оценить уровень понимания текста.

Когда молодой человек просматривает текст по диагонали на экране, тактильное ощущение присутствия теряется, в итоге эффект мысленного «возвращения в текст» не работает.

Американские исследователи в области медиакоммуникации изучали влияние различных носителей на восприятие информации, особенно у молодежи. Выяснилось, что негативные последствия чтения с экрана могут проявиться уже в 4-5 классах, и сказываются они не только на понимании содержания, но и на развитии эмпатии.

Вероятность того, что критическое мышление, эмпатия и другие процессы глубокого чтения станут «случайными жертвами» цифровой культуры, — это не просто вопрос о преимуществах чтения с бумажных или электронных носителей. Речь об изменении способа и даже цели нашего чтения. И касается это не только молодежи.

Незаметная атрофия критического мышления и эмпатии проявляется у всех нас.

Это сказывается на нашей способности ориентироваться в непрерывном потоке данных. Из-за этого мы склонны обращаться к знакомым источникам непроверенной информации и забывать о ее анализе, и в результате мы становимся уязвимыми для ложной информации и демагогии.

В нейробиологии есть старое правило, которое с годами не теряет актуальности: используй или потеряешь.

Очень многообещающий принцип применительно к критическому мышлению, поскольку оно предполагает наличие выбора. История изменения читающего мозга едва ли завершена.

Мы располагаем научными данными и технологиями, чтобы выявить и скорректировать изменения в стиле нашего чтения, причем еще до того, как эти привычки укоренятся.

Нам необходимо воспитывать новый тип мозга: мозг «двойной грамотности», способный к самому глубокому погружению в смысл текста, независимо от формата носителя. От этого зависит очень многое: способность граждан проверять разные точки зрения и устанавливать истину; способность наших детей и внуков понимать и создавать красоту; способность нас самих вырваться за пределы нынешнего потока информации, чтобы обрести знания и мудрость, которые помогут нашему обществу развиваться.