Мы боимся даже задумываться о смене работы, потому что в ближайшей перспективе это означает трату времени на переквалификацию и ощутимое падение зарплаты. Но, как считают эксперты проекта «Школа жизни» философа Алена де Боттона, лучше инвестировать в будущее, чем пытаться любой ценой ничего не менять.

Мысль о том, что, если быть честным с самим собой, нам нужно сменить профессию, — одна из самых неприятных. Мы довольно долго будем получать гораздо меньше денег, мы не сможем важничать, рассказывая, чем мы сейчас занимаемся. Мы снова начнем почти с нуля.

Как ни странно, подобные мучения могут быть особенно сильны в молодости.

Представьте себе 20-летних людей. К примеру, они планируют строить карьеру в области химической инженерии и успешно осваивают нужные навыки. Когда-то они выбрали соответствующие предметы в школе, потом записались на правильные курсы в университете и, наконец, получили подходящий опыт работы. То, что они уже сделали, кажется огромной инвестицией.



И в этот момент они начинают всерьез задумываться над сменой направления: скажем, предполагают заняться изучением морской среды или антропологией.

Это может означать, что им предстоит еще два непредвиденных года учебы. В 20 лет им кажется, что два года — это очень много, 10% всей их жизни.

А психологически это воспринимается как еще более серьезная ее часть. Ведь обычно, когда нам 20 лет, мы ощущаем себя собой только примерно с 16 лет. До этого мы были, можно сказать, в «ослеплении» детства и подросткового возраста, и у нас совершенно не было представления о том, какой может быть наша жизнь. Так что два года чувствуются как половина всего нашего существования. И решиться их потратить на учебу — это огромное обязательство.

Труднее всего — и в то же время необходимо — осознать, как все будет выглядеть в будущем. Скажем, в 56 лет. С этой точки нашей жизни два года будут иметь совсем другое значение. Это будет всего лишь 5% времени нашей трудовой жизни после 16 лет.

С течением времени годы будущей учебы кажутся все короче на фоне всей трудовой жизни. А последствия того, что мы не решились пойти учиться дальше, становятся все серьезнее. Мы называем этот парадокс «ловушкой инвестиции в работу», и это объясняет, почему многие люди, особенно молодые, совершают ошибку и отказываются от переквалификации.

Настоящее кажется слишком большим и заслоняет нам общую картину, а далекое-далекое будущее, которое на самом деле будет составлять основную часть нашей жизни, не обладает той значимостью, которой должно было бы обладать.

Чтобы переломить такой ход вещей, мы должны начертить временную шкалу и принудить себя посмотреть правде в глаза: период от 16 до 24 лет на самом деле невелик по сравнению с отрезком времени между 24 и 65 годами.

Теперь мы должны оценить наши «инвестиции» не по отношению к нынешнему опыту, но, что будет точнее, в контексте всей жизни. Мы должны поверить в то, во что действительно очень сложно верить, — в реальность будущих десятилетий нашей жизни. И осмелиться пойти другим путем.