В «Инстаграме» Лены до 2016 года — путешествия, встречи и селфи. А после — запекшаяся кровь, горящие машины и люди с пистолетами. И много съемочной техники. Лена, которая в 28 лет поменяла тренинги в сфере личностного роста на карьеру гримера, рассказала ЧТД, как случай подарил ей новое призвание.

Было: личностный рост и личная усталость

Если бы три года назад мне сказали, что я буду колдовать над лицами известных актеров, проводить по 12 часов на съемочной площадке и ловить от этого кайф, я бы не поверила. Сказала бы — где я, а где грим, кино и кисти? Большой страсти к макияжу я никогда не испытывала. К тому же у меня было любимое дело. Я была организатором тренингов личностного роста, помогающих людям работать над их целями и саморазвитием. Но спустя 10 лет произошел переломный момент: я поняла, что исчерпала себя.

Все стало каким-то однообразным, люди казались похожими друг на друга. За одним человеком я видела десятки других. Я начала быстро уставать, а главное — поняла, что теряю искренний интерес к работе. Я трудоголик, и для меня работать — значит делать что-то важное, вовлеченно и приверженно. Иначе это пустая трата времени.

Я решила: нужно уходить, иначе это будет нечестно по отношению к себе и людям. Но четкого плана, что делать дальше, не было. Только вопросы: куда двигаться дальше? Кем я хочу быть? Что я хочу уметь делать?

10 лет я отдала этому и представить не могла, что буду заниматься чем-то еще. 

Чтобы не сидеть без дела, я пошла работать к друзьям — им нужен был директор по развитию сети кофеен. Я погрузилась в совершенно новую область, многое приходилось осваивать буквально на ходу. Организаторские навыки помогли освоиться, но я быстро поняла, что это ненадолго. Я рассчитывала выполнить с ними ряд проектов, пока не найду себе ту самую «свою» работу.

А потом появился грим.

Как-то мы с мужем смотрели «Властелин колец» в расширенной версии. Там показывали гримерный цех, где делают всякие маски, раны, шрамы. Меня поразило, с каким увлечением художники и гримеры рассказывали о своей работе. Поразила их увлеченность, внимание к деталям. Люди продумывают каждую мелочь, ночами не спят, ломают голову: «Кровь орка — она какая? Из чего ее сделать, чтобы было правдоподобно?»

Я осознала, что уже давно не переживала такого вдохновения от работы.

И еще мне понравилось, что тут ты все делаешь сам — от задумки до воплощения. У тебя родился в голове образ, а теперь его могут увидеть и пощупать все. Это именно то, чего мне очень не хватало в предыдущих работах. Мысли, чувства, цели — это сложно пощупать. А мне нравится, когда результат можно увидеть, ощутить, взять в руки.

Я поделилась своими мыслями с мужем и между делом сказала: «В плане работы я ни о чем не жалею. Но если меня вернуть в прошлое и дать шанс выбрать что-то другое, я бы попробовала освоить пластический грим». Пофантазировала и забыла. А муж нет. И вдруг спустя пару недель на 8 Марта он мне дарит обучение! Это был полный курс: и прически, и визаж, и пластический грим. А пластический — это самое сложное. Ты учишься делать все что угодно — уши, носы, пулевые ранения. В общем, высший пилотаж.

Между: «Мы лажаем. Это нормально»

Я сомневалась, стоит ли игра свеч. Вдруг окажется, что это не мое? Только деньги пропадут... Но с первого же занятия поняла, что все получается быстро и легко. Конечно, информации было много, и вся новая, непривычная. К тому же приходилось совмещать учебу и работу, жертвовать сном. Но мне все нравилось, я занималась с удовольствием. Приходя домой, еще подружек тянула, говорила: давай я на тебе потренируюсь.

И преподаватели были такие, как я люблю. Первое, что они сказали: «Девочки, мы лажаем. Это нормально». И сразу ушло напряжение. Ошибаться было не страшно, поэтому учеба приносила удовольствие. Меня много хвалили, отмечали успехи: «Лена, посмотри, как ты быстро делаешь». И на следующем занятии я делала еще быстрее. Похвала — это мой триггер. Когда меня хвалят, я всегда работаю лучше.

К тому моменту, как я получила красный диплом, я для себя уже поняла — это то, чем я хочу заниматься. Но дальше встал вопрос: куда идти с этим образованием? Визажистов тьма, стилистов тоже. Пластических гримеров очень мало, но это закрытый мир, туда пролезть можно только через связи.

 И я решила пробиваться в киноиндустрию. Там грим больше востребован. Я дала себе срок: за три года попасть в кино.

Я потихоньку (так как было много работы с кофейнями) находила себе клиентов на визаж и прически, очень медленно набирая клиентскую базу. Решила идти везде, куда зовут. На любые практики и бесплатные мероприятия. Стучаться в сто дверей, и хоть в одной да откроют. Так я рассчитывала рано или поздно попасть в кино. Но все оказалось не так, как я планировала.

К тому моменту я уже почти год работала с кофейнями. Дела шли по-разному. Опыта в этой сфере бизнеса у нас было мало, не всегда получалось уйти в плюс. В конце концов мы решили остановить последний проект и переждать до весны с запуском новых. Это произошло в декабре — раньше, чем я планировала отправляться покорять новую профессию. Так что в новый год я вошла без работы и без денег.

Муж незадолго до этого тоже ушел с работы и начал новое дело. Наши доходы резко упали. Мы оказались в ситуации, когда запаса не было и нужно было совмещать поиски работы в кино с зарабатыванием денег. Но я понимала: если снова кинусь в другую область, то и через три года так и не доберусь до желаемого.

В январе я начала писать какое-то нереальное количество писем. Стучалась всюду, где нужен был грим, визаж или это хоть отдаленно было связано с кино. Хоть администратором в квесты раз в три дня. Думала: плевать. Найду пять таких работ.

Я написала в общей сложности 82 письма, и ни на одно не пришло ответа. Я была на грани отчаяния. Самым сложным оказалось смириться со своей невостребованностью. Я так привыкла, что была нужна всем и всегда, люди сами ко мне шли. А тут — я как будто была не нужна никому.

И тут полезли мои черти. Я жалела себя, злилась на несправедливость мира, на свою опрометчивость. Целый месяц я горела в своих эмоциях, как феникс. А когда выгорела, наступила стадия принятия и я решила выдохнуть.

Видимо, жизнь меня проверяла на то, что я сама же прорабатывала в коучинге с людьми. Иногда полезно отпустить ситуацию, если она долго не решается. «Ослабить хватку», чтобы увидеть ее с другого ракурса.

Я решила выдохнуть. И тут мне помогли отношения. У меня в жизни и раньше все приходило через людей — работа, новые навыки, опыт, впечатления. Неожиданно позвонил давний знакомый. Узнав, что я ищу работу в кино, обещал поспрашивать (к слову, он актер, а мне даже не пришло в голову обратиться к нему за помощью). Я особо не рассчитывала тогда, что что-то получится.

И вот буквально через день-два, когда я была готова снова засесть за поиски работы, звонок. «Мы запускаем сериал. Может, вы ко мне пойдете ассистентом? Хотите встретиться, поговорить?» Я не могла поверить. У меня не было опыта съемок в коммерческом кино — а тут сразу приглашение в проект для крупного телеканала.

Мы встретились с замечательной девушкой — художником по гриму, — и через час меня действительно взяли в проект. Оказалось, мой знакомый дал мне такую рекомендацию, что ее оказалось достаточно. Меня не просили показывать портфолио, не давали тестовых заданий. Вообще, мы говорили больше «за жизнь».

Так я попала в кино.

Стало: шрамы под дождем и штурм США

Труднее всего было привыкнуть к графику. Шесть дней в неделю по 12 часов с переработками. И это только сама работа. А каждый день еще новая локация. Сегодня в Подольске, завтра — в Химках. Моя жизнь выглядела так: в шесть утра встаю, в семь уже выехала и часов в 11-12 ночи вернулась домой. И так шесть дней.

А в тот единственный выходной, который есть, нужно было сделать все. И убрать, и еды приготовить, и на мужа внимание обратить. Выспаться, хотя особо некогда. И лечь пораньше, потому что после выходного всегда ранняя смена.

Плюс работа на площадке — это очень много натурных съемок. А это значит, что ты все время на улице, в тепло и холод. И так бегаешь с кистями от монитора к актерам, от гримвагена к площадке и обратно. Но все это издержки профессии, на которые перестаешь обращать внимание, если работа интересная. А мне было интересно все. Тем более что работа ассистента гримера на самом деле непростая и очень ответственная.

У каждого актера есть созданный образ: красные волосы, борода, шрам на щеке. Есть образ по сценам, в зависимости от того, что с ним происходит. У художника и ассистента прописано, как актер должен выглядеть в каждой сцене: допустим, он небритый, или бледный, или пьяный. Как ассистент я должна следить за тем, чтобы все соответствовало. А на съемках сцены идут вразброс. Актер может быть и побритый, и заспанный, со щетиной — и все в один день.

Приходится быть все время сконцентрированным. Смотришь в мониторы, чтобы ничего не пропустить. На экране же все будет видно, особенно на крупных планах. А работа всегда находится: этот нос потер, этот за голову схватился. Дождь на него накапал. Или ветер подул. Иногда каждые пять минут приходится бегать, поправлять.

Это совершенно отдельный мир. Государство в государстве. Со своими законами, своими словечками, социальными нормами.

В первый же день мне сказали: «Так, ты на плейбеке». Где? «На плейбеке». Все понимают, о чем речь, спрашивать неловко. Приходилось применять разные хитрости. С другой стороны, понимаешь — это та самая магия кино.

За год я поработала в двух сериалах и двух короткометражках. А потом поняла: нужно выходить на новый уровень. Иначе я так и не смогу вырасти как художник.

Глобальная цель, конечно, — попасть в проект уровня «Властелина колец». С интересным и сложным гримом, фантастическими образами и хорошим сюжетом.

Я решила: нужно копить деньги, учить язык и ехать в Америку. Там индустрия другого уровня, я хочу там учиться, практиковаться. А дальше узелок за узелком, через связи, что-то обязательно подвернется.