27 февраля состоялась пресс-конференция по случаю запуска ЧТД — онлайн-издания, которое рассчитано на взрослую аудиторию и освещает вопросы, связанные с осознанным развитием в течение всей жизни.

Главное отличие нового медиа — продвижение не отдельных видов знания, лекций и курсов, а непрерывного образования как привлекательного личного проекта и образа жизни. ЧТД ориентировано на активных взрослых, которые ищут наиболее эффективные пути саморазвития и хотят не только читать об образовании, но также получать новые знания и навыки, чтобы применять их на практике.

ЧТД будет предлагать своим читателям обзоры основных тенденций развития образования в России и мире, экспертное мнение и вдохновляющий личный опыт. Издание будет привлекать наиболее ярких и интересных педагогов, психологов, социологов, коучей и следить за ключевыми событиями в сфере образования. Существенную часть контента будут составлять мотивирующие кейсы поиска призвания, профессионального роста, смены сферы деятельности, развития гибких навыков и самореализации в хобби.

В пресс-конференции приняли участие: Ярослав Кузьминов, основатель и ректор НИУ «Высшая школа экономики»; Сергей Недорослев, президент компании «Стан» и основатель группы «Каскол», сопредседатель общественной организации «Деловая Россия»; Александр Рудик, президент фонда «Прообраз», предприниматель, инвестор, член Координационного совета «Деловой России», сооснователь проекта ЧТД; Никита Белоголовцев, главный редактор проекта «Мел. Про образование — человеческим языком», идеолог проекта ЧТД; Ксения Киселева, главный редактор проекта ЧТД.

Никита Белоголовцев

Никита Белоголовцев:

После успеха «Мела» идея второго медиа в нашей системе появилась по довольно простой и понятной логике. Так сложилось, что в общечеловеческих медиа — в газетах и журналах — есть раздел «Образование», и туда, как в братскую могилу, отправляют очень разные вещи, которые прямого отношения друг к другу не имеют. Школьное образование связано с вузовским, но не самыми прямыми мостами. А образование школьное и образование для тех, кто хочет лет в 30 чему-то поучиться, — не связаны совсем никак.


Александр Рудик

Александр Рудик:

Это и бизнес-проект, и социальная инициатива. Мы призваны помогать людям в их выборе жизненного пути. На Западе давно существует понятие impact investments, то есть «влияющие инвестиции», которые дают, помимо бизнес-эффекта, еще и преобразующее влияние — жизнь становится лучше. Я очень надеюсь, что кроме того, что мы будем давать ценность нашей целевой аудитории, проект будет успешен в коммерческом плане. 


Ксения Киселева

Ксения Киселева:

Мне кажется, самое главное  — то, что мы пишем про людей. Про людей, которые хотят учиться. О тех, кто уже учится. О тех людях, которые думают, как лучше учить, как организовать всю эту систему, и о том, каким образом на протяжении жизни меняется отношение к образованию. Мы пишем про смысл образования: зачем вообще нужно получать новые знания? Ведь кроме практической надобности — для карьеры, для получения новой работы — есть еще много личных причин, по которым это может быть важно, и у каждого они свои. Развиваться можно не только в области карьеры, но и в области хобби, или полностью менять профессию и сферу занятий.


Сергей Недорослев

Сергей Недорослев:

Сейчас в среднем люди учатся в вузе 4-5 лет. Как говорит один мой товарищ, вузы — это социальный сейф. Действительно, когда мы работаем с выпускниками вузов, то есть с тем «продуктом», который выдает система образования, мы видим, что этот продукт нас не устраивает. Люди ходят в институты за общением, на других посмотреть и себя показать или просто провести там полдня, чтобы совесть не мучила.

Студент — это все-таки серьезный социальный статус, вы можете пять лет быть студентом, и никто вас не спросит: «А где вы работаете?» Я студент, я тут сижу в социальном сейфе. А каких конкретно вы там знаний набрались?

В основном тем, кто занимается реальным производством, приходится всех учить прямо на рабочем месте. То есть образование дает все, кроме одного — профессии. Для меня образование — это не институт, куда надо регулярно ходить, образование — это ваше любопытство. Сегодня сняты все барьеры доступа к знаниям. Раньше нужно было пойти в библиотеку, взять учебник, а теперь достаточно погуглить, чтобы получить любую информацию. Образованными будут прежде всего люди любопытные. С остальными не очень понятно — нужно стимулировать интерес, и на это должны быть направлены усилия в том числе таких ресурсов, как ЧТД.


Ярослав Кузьминов

Ярослав Кузьминов:

В России учится около 15% взрослых. Много это или мало? Это практически 10 миллионов человек. Для Западной Европы этот показатель — больше 40%. Там есть свои чемпионы (в Швеции учится 63% взрослых).

Охват основными образовательными программами, формальным образованием у нас один из самых высоких в мире. Такое впечатление, что больше всего мы любим документ: мы учимся, пока нам дают документ. 

Должны выполняться три условия для того, чтобы люди хотели постоянно учиться.
  • Первое — это технологическое обновление. Сейчас в прогрессивных секторах пятилетний срок смены технологий, а обучаться нужно на новых технологиях, чтобы продавать себя на рынке труда.
  • Второй — быстрый, взрывной рост компаний, когда для тебя реально занять более высокую позицию.
  • Третий фактор — быстрые изменения на рынке, когда ты постоянно меняешь свои социально-экономические роли: то ты фрилансер, то ты малый бизнес начал, то ты стал менеджером...

В России мы должны ожидать существенного роста спроса на образование взрослых просто в силу начавшегося экономического восстановления и более здорового характера экономического роста.