«Драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота...» В детстве многие твердо выучили, что все эти кружки без разбора до добра не доведут! Но с годами мы понимаем — Агния Барто ошибалась. И после сорока наконец-то можно, не спрашивая ни у кого разрешения, заняться всем, что нравится.

Когда-то я, как и многие ровесники, училась в музыкальной школе. Тогда считалось, что закончить музыкальную школу — это необходимый минимум для ребенка из интеллигентной семьи. Мои родители были связаны с музыкой профессионально, поэтому то была не просто музыкальная школа, а самая лучшая, с именитым профессором, который парился с моим дедушкой-певцом в бане во время Великой Отечественной войны, когда они ездили с концертами на фронт, чтобы поднимать боевой дух солдат.

И если другим детям удавалось прогнуть родителей и уйти из музыкалки классе в шестом, то для меня это была та чаша, которую предстояло испить до конца. Особый трагизм заключался в том, что я готова была играть на фортепиано, но родители выбрали для меня виолончель. И когда скрипачки из нашего школьного оркестра сбегали с занятий и шли в кино, я тупо шла пилить свою партию, потому что какое кино с виолончелью, и мальчики отнюдь не собирались таскать ее вместо меня, как делали со скрипочками. В общем, сплошные детские травмы. И мечта — научиться рисовать.

Перестать стесняться себя

И вот сейчас, когда мне уже 40+, я приблизилась к ее реализации. Я пошла на курсы — леплю и рисую, преподаватели хвалят. Рядом со мной сидят взрослые — чаще всего женщины моего возраста. Иногда приходит пожилая дама, совсем редко — мужчина, который не просто ждет своих дочек-подростков, но лепит вместе с ними. Но самое интересное, что, когда я рассказываю об этом опыте подругам или выкладываю фотографии работ в «Инстаграме», многие пишут в ответ: «а я стала делать украшения», «тоже рисую», «пошла на актерские курсы».

Спрашиваю свою знакомую Валерию, журналиста: «Почему ты вдруг решила петь?» и слышу в ответ знакомую до боли историю: «Ты знаешь, с детства родители — особенно папа — мне говорили: перестань петь, тебе медведь на ухо наступил, у меня голова болит. И я всю жизнь стеснялась себя, своего голоса.

Я никогда не пела при друзьях, в компании. Но мой муж поет, он, наоборот, стал поддерживать меня, уговаривать петь, стал меня, таким образом, раскрепощать.

Я начала петь дома при нем. А сейчас, после рождения детей, стала учиться принимать себя, не быть жертвой, побороть детские комплексы. Чтобы передать детям эту уверенность».

Музыкальные студии для взрослых прекрасны тем, что ты можешь прийти сюда с любым уровнем — от «я никогда раньше не делала этого» до «закончила школу по арфе, но всегда тянуло играть на барабанах». Можно начать с фортепиано, а через месяц перейти на трубу, или вспомнить скрипичную «Дьявольскую трель», а через полгода — петь казачьи песни назло всем, кто говорил тебе что-то про медведя и ухо.

Ощущать себя открытым и реальным

Впрочем, взрослые увлечения музыкой, керамикой, ювелирным искусством или скрапбукингом не так уж часто связаны с детскими комплексами и травмами.

Искусствовед Марина Токарева, одна из создательниц пространства «АртВход», говорит о том, что этот проект вырос из экскурсий в музее, люди захотели узнать больше о художниках, их времени, биографии, и появились лекции-беседы, которые потом, по просьбам самих взрослых участников, дополнились творческими занятиями.

«Мы составили программу и предложили людям, которые никогда не рисовали, взять в руки кисти, краски и попробовать увидеть обычные предметы художественно, — рассказывает Марина. — Через работу с краской мы постепенно постигаем законы живописи и рисунка, учимся видеть мир в цвете, удивляться неожиданным открытиям. Однажды один из участников творческой мастерской сказал: „В суматохе московской жизни у человека пропадает и цвет, и запах, и ощущение окружающего мира как реальности. На занятиях ты ощущаешь себя живым, открытым и реальным человеком...“ Думаю, за этим к нам приходят многие взрослые люди».

Найти что-то свое для радости

Радость творчества могут дарить совершенно разные вещи, и, будучи взрослым, ты можешь попробовать найти что-то свое. Моя кузина, кандидат математических наук, родив кучу детей, стала искать себя в совершенно разных вещах — она училась шить тедди, фотографировать и готовить пряничные домики. Дарья говорит: «Лично для меня это отдых, возможность отвлечься от кастрюль, памперсов, глажки и уроков. Порой я так устаю, что даже нет сил заснуть, я сажусь в тишине на кухне и что-то делаю руками.

Я люблю ходить на мастер-классы к разным творческим людям — подписываюсь в „Инстаграме“ на тех, чьи фотографии мне понравились, смотрю их сайты и, когда возникает возможность попасть к мастеру и поучиться, стараюсь пользоваться этим. Несколько раз была на воркшопе, когда фотограф снимал модель и объяснял нам, как и что он делает.

Люблю занятия по скрапбукингу, увлекаюсь шитьем блокнотов, тревелов и холдеров для документов, хожу на мастер-классы по полимерной глине и периодически в студию, где учат готовить торты.

Все это для меня — арт-терапия, я понимаю, что не смогу нарисовать картину акварелью, я не художник, а это я делать могу, у меня получается, меня это успокаивает и отвлекает от разных переживаний. Без творчества очень трудно. И мне кажется, оно не обязано быть полезным и практичным, ты можешь создать совершенную безделицу, но это доставляет радость, радость творчества».

Выразить себя в творчестве

Разговаривая с разными людьми об их увлечениях, творческой реализации и хобби, я все время задавала себе вопрос: что это — примета времени (я не помню такой активности у своих родителей и их знакомых), или просто у нас у всех наступил возраст, которому свойственны подобные занятия?

Оксана Романова, опытный преподаватель, керамист (мастерская «ГлиныКом»), ответила мне на него так: «С одной стороны, это, конечно, примета времени — люди стали работать в более свободном и гибком режиме, у них появилось время для занятия еще чем-то кроме работы. Многие сначала приводят на занятия детей — и втягиваются сами. С другой стороны, не всем удается в юности найти свое призвание и работу своей мечты.

Хобби помогает человеку выразить себя в творчестве, снять напряжение, почувствовать удовлетворение от создания чего-либо собственными руками.

Люди, приходящие на мои занятия, — женщины от 30 до 50 лет. Им хочется делать своими руками что-то красивое, уникальное и одновременно практичное. Есть еще категория взрослых учеников, которые хотели бы заниматься керамикой и преподаванием детям профессионально, — женщины, желающие открыть свою студию или уже ведущие занятия. Они приходят для обмена знаниями и получения нового опыта, поскольку керамика — достаточно сложный технологический процесс».

Мужчины крайне редко приходят учиться керамике и лепке из глины, обычно это папы, сопровождающие свои семьи на занятиях или праздниках. Часто их ожидания не оправдываются — они думают, что у них все получится с первого раза и это очень просто и легко — сделать что-то красивое из глины, а это не так.

«Не могу сказать, с кем проще работать, с детьми или со взрослыми, — продолжает Оксана Романова. — Лепка, игра в глину для детей совершенно естественное занятие, дети более раскрепощены и непосредственны в процессе лепки и создания нового. Но с современными детьми нужно быть изобретательным, очень гибким, чутким человеком.

Взрослые же более нацелены на результат, причем идеальный — они стремятся потратить деньги и время с максимальной пользой, настаивают на своем, требовательны, но в плане общения, подачи материала взрослые, конечно, более „просты“. Это не означает, что занятия со взрослыми учениками менее интересны — часто они приходят со своими идеями, запросами, которые требуют нестандартных, оригинальных решений».

У взрослых есть определенная эстетическая планка, некий стандарт, к которому они стремятся, в отличие от детей. Взрослые часто не уверены в себе, они сомневаются в собственных силах и возможностях, в них нет спонтанности. Но потом они расслабляются и физически, и душевно в процессе лепки. Работа с глиной позволяет им отвлечься от того, что они «взрослые», и почувствовать себя ребенком.