Полиматы — люди, которые параллельно и успешно занимаются разными видами бизнеса, творчества или просто преуспели в разных сферах. Разнообразие достижений выглядит очень привлекательно: именно так мы себе представляем вершину человеческого развития. Но насколько реалистично быть полиматом сегодня, если говорить о профессиональном выборе?

По понедельникам он занят на базе SpaceX, по вторникам и средам — в офисе Tesla. Четверг он посвящает Boring Company, которая разрабатывает скоростные поезда Hyperloop, а пятница у него разделена между SpaceX и дизайн-студией Tesla.

Так выглядит рабочая неделя Илона Маска. Из наших современников его, пожалуй, чаще кого бы то ни было награждают титулом «человек эпохи Возрождения», или, если коротко, — полимат. Слово происходит от греческого polus, что означает «много», и mathe — «обучение».

В отличие от специалистов, сосредоточенных на одной области, полиматы интересуются многим. Ключевое их качество, по мнению Стивена Фрая — актера, писателя, комика и драматурга в одном лице, — любознательность.

«Если вы знаете много, это потому, что вам все интересно, — как-то сказал Фрай. — У вас есть импульс к познанию, поэтому знания „пристают“ к вам».

Полиматами были многие из тех, кого мы считаем гениями: Стив Джобс, Ричард Фейнман, Бенджамин Франклин, Томас Эдисон, Леонардо Да Винчи, Мария Кюри. Раньше в науке и культуре таких уникумов еще называли энкциклопедистами. Значит ли это, что гениальность сама по себе располагает к многопрофильности? Или, наоборот, множественные интересы побуждают мыслить широко и свободно?

Так или иначе, в том, чтобы быть полиматом, можно найти немало преимуществ. Хотя этот путь и требует основательно перестроить мышление. Как минимум — освободиться от некоторых догм.

Вглубь или вширь?

Народная мудрость учит: за двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь. С детства мамы, папы, бабушки и дедушки ждут от нас однозначного ответа на вопрос «Кем ты станешь, когда вырастешь?» Ожидания и традиции программируют нас на единственный сценарий — быть узким специалистом.

В книге «Герои или титаны»

эксперт по управлению и инвестициям Николай Новичков прогнозирует, что в будущем профессиональная синергия (сочетание компетенций из разных сфер) приведет к появлению гибридных профессий — например, универсальных художников и технологов, биокриейторов, конструкторов виртуальных пространств и самоантропологов.

И в этом выборе есть рациональное зерно. Чем больше мы «грызем гранит» какой-то конкретной науки, тем глубже постигаем ее. «Можете отличить грязь на Ридженс-стрит от грязи на Пиккадилли? Или пепел гаванской сигары от пепла манильской?» — диалог Холмса и Ватсона хорошо иллюстрирует картину мира эксперта в сравнении со взглядом дилетанта.

И дело не только в знаниях. Экспертиза — это опыт. Это много часов усердной практики. И еще — любовь к своему делу. Представьте: вы замечаете в кабинете хирурга, который будет делать вам операцию, сертификаты об окончании курсов вождения самолета, кулинарной академии и строительного института. Будете ли вы после этого принимать всерьез его врачебный диплом?

В некоторых областях, чтобы достичь вершин, нужно полностью посвятить себя делу. Но в других мы как профессионалы только выигрываем от того, что интересуемся многим.

В журналистике, бизнесе, IT или PR «подключение» дополнительных специальностей в порядке вещей. Чем больше у нас связей и профессиональных инструментов — тем мы успешнее.

К тому же для того, чтобы стать полиматом, не обязательно разрываться между двумя-тремя дисциплинами — можно стать хорошим профессионалом в одной и затем, с наработанным багажом, окунуться в другую.

Первопроходцы по природе

Движение вглубь — надежный, проверенный способ развития. Расти вширь или даже перекидывать мостики к далеким берегам — более рискованно. Но в конечном счете эта стратегия может оказаться выигрышной. Особенно для тех, кому тесно в рамках существующих подходов и форм мышления.

Именно это случилось с Чарльзом Дарвином. Чтобы обнаружить следы эволюции, ему приходилось мыслить как натуралист, морской биолог, ботаник и геолог. Подготовку в этих науках он получил благодаря своему безграничному любопытству — учась в университете на медика (а затем богослова), он взахлеб читал книги и заводил знакомства в ученом мире, проникаясь одновременно и личностью ученых, и их предметом.

Создавая нетипичные комбинации знаний и навыков, полиматы дают начало новым отраслям. Благодаря им постоянно появляются междисциплинарные направления. Биоинформатика, гастрофизика (кулинария + нейронауки), синтетическая биология, когнитивная экономика (экономика + когнитивная психология), клиодинамика (история + математика, статистика и кибернетика) — вот лишь некоторые примеры.

Исследование Вай Фонга Бо (Wai Fong Boh) и Эндрю Оудеркирка (Andrew Ouderkirk) показало, что наиболее успешны в разработке новых коммерчески жизнеспособных продуктов не чистые специалисты, а те, кто обладает экспертизой в нескольких областях. А специалист в области управления персоналом Беатриса Ван дер Хейден (Beatrice Van der Haegen) использует выражение flexperts для описания людей, которые являются гибкими и обладают опытом.

Мастера антихрупкости

Есть еще один аргумент в пользу «горизонтального» развития. Узкие специалисты уязвимы перед непредсказуемостью будущего: им труднее перестроиться, соскочить с одного поезда и запрыгнуть на другой. Полиматы более адаптированы к жизни в непредсказуемой среде — качество, которое экономист Нассим Талеб называет https://www.labirint.ru/books/415779/ «антихрупкостью».

Антихрупкость, по мысли Талеба, — не просто гибкость. Это умение, проходя сквозь испытания, становиться сильнее. А это умение требует динамики, постоянного исследования новых территорий.

В том числе ценой комфорта. Преимущество полиматов в том, что у них уже есть прививка от стагнации: они не приросли к одному неизменному костюму и могут менять его на другой. А при желании сшить себе еще один.

Более того, курс на освоение нескольких дисциплин в широком смысле «прокачивает» нас. Например, мы пытаемся выделить время на разные интересы — и задумываемся о том, насколько рационально тратим время. Разумно ли используем ресурсы мозга и тела? Активность, поиск новой информации держит нас в тонусе — и это тоже бонус в копилку антихрупкости.

Пригодится ли нам умение программировать, если мы занимаемся кулинарией или пишем книги? Заранее мы не знаем. Но если мы чему-то научились, у нас появляется шанс заметить те области, где этот навык полезен, и использовать наши умения. В этом смысле оптимизм полимата сродни жизненной позиции героя этого анекдота:

— Умеешь играть на скрипке?
— Не знаю, ни разу не пробовал.