В начале учебного года многие родители начинают поиск репетиторов. Одним нужно подтянуть недоученное, другим — подготовиться к ОГЭ, ЕГЭ или олимпиадам. Кто сегодня приходит в эту профессию, почему она востребована и не уничтожат ли онлайн-курсы институт репетиторства? ЧТД расспросил об этом филолога, ведущего научного сотрудника Психологического института РАО Наталью Борисенко.

Наталья БорисенкоКого сегодня принято называть репетитором?

Репетитор — это всегда «второй». «Первый», безотносительно к качеству обучения, — школьный или домашний учитель. Репетитор же не столько учит, сколько исправляет огрехи «первого», добавляет недоданное, объясняет уже выученное. Всегда были ученики, которые нуждались в услугах опытного специалиста, помогающего усвоить какие-либо знания, буквально — «повторителя» (от лат. repetitio — «повторять»).

Репетиторство родилось одновременно с образованием. По большому счету им занимался еще Эразм Роттердамский, обучавший в пору нищего студенчества древним языкам. Или Джордано Бруно: именно частный ученик из венецианских патрициев донес на него инквизиции.

Со временем представления об этом роде занятий менялись?

Конечно, сегодняшний репетитор совсем не тот, каким его изображала, скажем, русская классическая литература. Если «повторителей» XIX века можно назвать «сущими мучениками 14-го класса», то теперь это вполне себе успешные люди, процветающие бизнесмены. Насчет мучеников — цитата из журнала «Учитель» за 1862 год, где учитель, изнуряющий себя уроками, в том числе частными, сравнивается с почтовой лошадью, понукаемой кнутом.

Советские преподаватели, подрабатывавшие репетиторами (будем иметь в виду, что явление не было таким массовым и открытым, как сегодня), сидели на уголке кухонного стола и, пока на плите тушилась капуста, занимались с ребенком русским или математикой. Многие нынешние репетиторы снимают офисы с евроремонтом, набирают группы до 20 человек и зарабатывают от 100 до 200 тысяч в месяц. Остались и те, кто по старинке работает с учеником глазу на глаз.

Этим промыслом занимаются школьные и вузовские преподаватели, студенты и пенсионеры, кандидаты и доктора наук, знаю даже нескольких членкоров. Все, кто умеет учить и хочет заработать.

Общий объем рынка услуг частных преподавателей оценивается в сумму от 130 до 200 миллиардов рублей в год. Репетиторством на постоянной основе занимается каждый второй педагог в стране. Это если оперировать статистическими данными.

То есть репетиторство не требует никаких особых навыков? Это все же профессия или некий вариант учителя-лайт?

По большому счету тому, кто много лет проработал в школе, никакие новые умения не потребуются. Ему предстоит заниматься тем же самым один на один с ребенком, а значит, получать и давать мгновенную обратную связь, которая недоступна в классе, где учеников, как правило, 30-35 человек и где ни о какой индивидуализации говорить не приходится.

Однако если школьный преподаватель может 30 лет пользоваться одним и тем же учебником и допотопными разработками (что скрывать, есть и такие среди педагогов), то профессиональный репетитор, как правило, знает множество пособий — жизнь заставляет. В этом смысле он нередко более компетентен. Речь, разумеется, о лучших в профессии.

Кроме того, идеальный репетитор должен быть еще и психологом, уметь определять индивидуальный стиль обучения ученика, уметь подстроиться под конкретного ребенка.

Вот реальная история. Выпускник не сдал ЕГЭ по трагической случайности: занимался год с репетитором, а на экзамене неверно переписал с черновика ответы. Да, мальчик всего лишь растерялся.

Но репетитор (если он ас в профессии) должен был такую ситуацию предвидеть и натренировать ученика заполнять бланки. Это, увы, тоже часть подготовки.

А вот другой пример. Занимаюсь летом с племянником-пятиклассником. По русскому тройка, огромные пробелы в знаниях, к тому же он просто не в состоянии высидеть урок спокойно. Все это нельзя не учитывать. Если ребенок устал, ты должен отвлечь его от тетрадок, угостить чаем, подсунуть конфетку или даже вместе с ним попрыгать. Время от времени репетитору приходится перевоплощаться то в психотерапевта, то в циркача.

Хотите сказать, что со всеми этими задачами способен справиться даже студент?

Студенты зачастую оказываются гораздо лучшими педагогами, чем те, что сидят на этом хлебе лет тридцать. Они, в силу своего возраста, легче находят язык со школьниками. Будучи студенткой пятого курса, моя дочь, как и многие, искала подработку. Мы расклеили по району объявления: «Репетитор по английскому ждет вас в соседнем подъезде». Через неделю позвонила мама шестиклассника. Дочь запросила за урок в три раза меньшую цену, чем его прежняя пожилая учительница. И спустя три месяца занятий мальчик перепрыгнул с «тройки» на «четверку».

Для дочери, впрочем, эти уроки были скорее игрой, опытом освоения совершенно незнакомой профессии.

Несмотря на непрофильное образование и незнание традиционных методик, она смогла добиться успеха: самостоятельно разыскивала необходимую информацию в интернете, подбирала нескучные, игровые задания. Движущей силой был живой интерес, сработал эффект «на новенького».

Ведь между нами говоря, репетиторство — занятие довольно монотонное. Если у тебя пять учеников в день и каждому приходится объяснять одно и то же, к вечеру просто валишься с ног.

Но репетиторство может приносить удовольствие?

Конечно! Когда я долго не занимаюсь с учениками, то начинаю... скучать. Репетиторам приносят радость хорошие результаты учеников, многие гордятся «стобалльниками» по ЕГЭ. Хотя итоговая оценка — это не только их заслуга, это результат множества факторов.

Каковы тогда критерии, по которым можно оценить работу репетитора?

Мне нравится подход, которого придерживаются на образовательных курсах. После года работы в одном из таких центров, ближе к маю, задаю вопрос: «Вам сообщают, с каким результатом ученик сдал экзамен?» — «Одни звонят, другие нет». — «Как же тогда вы оцениваете эффективность своей работы?» — «Это не входит в наши задачи. Мы отвечаем за качественную подготовку, а не за оценки на ОГЭ и ЕГЭ». Вот такой совершенно четкий, современный бизнес-подход.

К слову, частные образовательные курсы появляются сегодня как грибы после дождя. Как правило, они начинают с преподавания английского, следом подтягиваются остальные предметы. Преподают на них учителя высшей категории, кандидаты наук, с обязательным условием: не меньше пяти лет репетиторского стажа. Соответственно, и платят преподавателям гораздо больше, чем на основном месте работы, и несколько больше, чем если бы вы занимались с отдельным учеником. А родителям школьников — как правило, в группе от трех до семи человек — такие занятия обходятся дешевле, чем индивидуальные.

Сегодня активно развивается онлайн-образование. Вы видите в нем угрозу для привычных репетиторов?

Онлайн-обучение уже потеснило офлайн, особенно на Западе. По данным главного специалиста в этом вопросе, профессора Марка Брэя из Гонконга, рост доходов онлайн-репетиторства достигает 800% в год. Это самый быстро развивающийся сектор частных образовательных услуг.

Онлайн-образование зарождалось в Америке несколько лет назад. В американских школах — ни для кого не секрет — слабо поставлено обучение математике, и репетиторов стали нанимать в Индии, где одни из лучших специалистов в мире.

Убеждена: будущее как раз за онлайном. Однако таким репетиторам нужно овладевать специальными технологиями. Это же настоящий переворот в обучении. И репетиторство может стать экспериментальной площадкой, обкатыванием такого образования.

Тот же интернет дает возможность давать уроки по скайпу. Насколько они эффективны?

Скажу о себе. Несколько раз предлагали позаниматься с детьми, живущими за рубежом или просто в другом городе. Всякий раз отказывалась. Общение через скайп требует определенных технических навыков. Компьютер завис, звук пропал, связь прервалась — а вместе со всем прервался процесс обучения.

Кроме того, по скайпу проблематично проверить сочинение. Его придется получать, править, возвращать отредактированный и оцененный в баллах текст ученику, объяснять ошибки...

Когда ученик сидит рядом, все это получается гораздо быстрее и нагляднее. Живого контакта никто не заменит.

Можно сказать, что сегодняшняя востребованность репетиторов связана с недостаточным уровнем государственного образования?

Наше школьное образование не столь плохо. К тому же дублирование государственного и частного дополнительного обучения — явление, свойственное большинству стран, разница лишь в масштабах.

На Востоке ставка сделана на коллективные формы репетиторства. Японские дети, собирающиеся получать высшее образование, с 17 до 21 часа учатся в дзюку (это такие репетиторские конторы, которые предлагают курсы по разным предметам), где повторяют пройденное с утра. У южных корейцев после обеда начинается яджа — двухчасовые занятия под надзором учителя, а около девяти вечера они разъезжаются по хагвонам — частным академиям внешкольного образования. Все эти занятия, естественно, не бесплатны.

В Европе настоящий репетиторский бум разразился в начале нулевых. Согласно данным Еврокомиссии, здесь пьедестал занимают Франция, Германия и Греция.

Репетиторство докатилось даже до Африки. Например, в Кении услугами частных учителей пользуются три четверти школьников. При этом иногда доходит до шантажа: в классе дети получают лишь часть программы, остальное отрабатывается на дополнительных занятиях.

Получается, что родители во всем мире — живи они хоть в благополучном Лондоне, хоть в полунищенском Капсабете (это Кения) — не надеются на государство в том, что касается школьных знаний.

Впрочем, есть и исключение — Скандинавия, где сделали ставку на качественное массовое государственное образование, и получилось. В скандинавских странах с репетиторами занимаются не больше 4% школьников.

Почему не получается у нас?

Причин множество. Одна из них: массовой системе не интересны слабые, неуспевающие дети. Все занимаются одаренными — отдача больше. Растить элиту — это бренд, в результате до 70% школьников, а может, и больше, недополучают учительского внимания, знаний, навыков.

А главная причина, думаю, в том, что репетиторство сегодня в тренде. Пригласить репетитора считается модным, престижным, показателем родительской любви и родительского кошелька. Как ни странно, репетиторов нанимают не только отстающим, но и отличникам. По принципу «как бы чего не вышло».

Дополнительные уроки посещает три четверти городских школьников, а в старших классах этот показатель уже перевалил за 80%.

Репетиторы чутко реагируют на все образовательные изменения. Когда ЕГЭ по математике разделили на два уровня — базовый и профильный, резко увеличился запрос на репетиторов по профильной математике. Школьные учителя часто «не тянут» продвинутую ступень, детям нанимают институтских преподавателей.

Сегодня самыми востребованными репетиторами являются англичане и математики. Массовой эта профессия остается для русистов. Круг тех, кто занимается биологией или химией, физикой или географией, достаточно ограничен. Их передают из рук в руки, как проверенную няню или помощницу по хозяйству.

Многие мечтали о том, что ЕГЭ покончит с дополнительным образованием раз и навсегда.

В 2003-м, когда ЕГЭ еще только вводили, услуги репетиторов действительно подешевели. Но уже в следующем году все вернулось на круги своя. А сегодня считается, что без дополнительных занятий подготовиться к ЕГЭ просто невозможно. Хотя в интернете существует множество профильных сайтов, и достаточно мотивированный школьник может справиться с подготовкой самостоятельно. Но и родителям, и детям хочется, чтобы кто-то сидел рядом с ребенком и совал ему знания, как манную кашу, прямо в рот.

Если бы пришлось нанимать репетитора знакомому ребенку, кого бы вы предпочли?

Конечно, опытного, у кого за плечами не менее пяти лет репетиторства. Новичок, который начнет экспериментировать, никому не нужен. Но и тех, кто преподает лет тридцать, обойду стороной: такой серьезный стаж может привести к профессиональному выгоранию. А еще терпеливого, который не раздражается по пустякам и при этом работает на результат. Где такого искать? В первую очередь буду ориентироваться на рекомендации других родителей: сарафанного радио никто не отменял.