Что ждет человечество (а значит, нас и наших детей) через 10—20—50 лет? Инженер-предприниматель, экономист, политолог, футуролог, блогер и идеолог образования делятся с нами своим видением будущего мира. Что нам будет даваться легче, а что создаст серьезные проблемы? А главное, как должны измениться мы сами? Мы собрали для вас семь коротких и ярких выступлений о том, что у нас впереди.

Рэй Курцвейл: «Будьте готовы к гибридному мышлению»

 

200 миллионов лет назад произошла революция: мозг млекопитающих (тогда он был размером с грецкий орех) нарастил еще один тонкий слой, который сегодня ученые называют неокортексом — новой корой. Именно благодаря ему возникли наука, искусство, технологии. Сейчас мы стоим на пороге новой революции — появления расширенного неокортекса, который сможет подключаться к облаку с помощью нанотехнологий. О том, какие возможности это открывает и чего потребует от нас, рассказывает футуролог Рэй Курцвейл.

Илон Маск: «Будущее, которое мы строим и бурим»


Илон Маск — неутомимый изобретатель, который смотрит на мир как на гигантское поле экспериментов по улучшению жизни. Среди его последних идей — трехмерные подземные тоннели, которые избавят города от пробок, транспортная система Hyperloop, потенциально способная перемещать людей и грузы в 3 раза быстрее самых быстрых поездов, а также интерфейс, соединяющий мозг с компьютером (похоже, Маск тоже слушал выступления Курцвейла).

Александр Чулок: «Базовые предпосылки экономики будущего»


Сегодня с помощью 3D-принтеров можно в считаные часы собирать целые дома. Пройдет еще немного времени, и на рынке появятся технологии молекулярной самосборки. Капсулы Hyperloop смогут доставлять людей из Петербурга в Москву за полчаса, а на место современных социальных сетей придет подключение в режиме non-stop через интерфейсы «мозг — компьютер». Все это — вызов для современных компаний, которым придется менять свои бизнес-стратегии. Экономист Александр Чулок рассказывает о том, с какими вызовами столкнется экономика будущего.

Екатерина Шульман: «Этические нормы будущего»


Частная жизнь, экономика и политика не существуют раздельно и независимо. Привычные нам нормы морали, этики, форматы отношений сформировались в индустриальную эпоху, которая уже подходит к концу. На смену ей приходит новая, постресурсная экономика, или экономика посттруда. А вместе с ней приходят и другие нормы. О том, что это будут за нормы и как нам адаптироваться к ним, размышляет политолог Екатерина Шульман.

Эндрю Макафи: «Как будет выглядеть работа в будущем»


Судя по темпам развития технологий, в ближайшие 10 лет мы сможем передоверить роботам самую тяжелую и монотонную работу. Но что будут делать те, кто лишится работы? Способен ли каждый ремесленник превратиться в творца? Как изменятся темпы развития социальной и политической сферы? Технологии и сейчас входят в нашу жизнь быстрее, чем мы успеваем приспособиться к ним. Не получится ли так, что наша собственная косность похоронит все усилия по созданию общества изобилия? Экономист Эндрю Макафи предлагает всерьез отнестись к этим сложным вопросам уже сейчас.

Борис Цацулин: «Еда будущего: чем мы будем питаться через 100 лет»


«Пирог, похожий на киш-лоран, но с мучными червями вместо бекона или ветчины» — сейчас такое блюдо вызовет аппетит разве что у самых отчаянных экспериментаторов, а в будущем может стать обычной строчкой меню в каком-нибудь сетевом ресторане. ООН прогнозирует, что к 2050 году на планете будет 9 миллиардов человек, и мясная промышленность может не справиться с их аппетитами. О том, как изменятся в этом случае наши пищевые привычки, рассказывает Борис Цацулин — автор блога о научном подходе в вопросах питания, здоровья и медицины.

Кен Робинсон: «Совершим же революцию в обучении»


Индустриальная модель образования, основанная на линейности, единообразии и типизации обучающихся, уходит в прошлое. Сейчас нам как никогда необходима реформа образования, которая бы учитывала индивидуальные потребности каждого. Сэр Кен Робинсон — один из ведущих специалистов в области развития человеческого капитала — рассказывает о принципах, которые должны стать основой революции в обучении.