Имя Лидии Чарской, популярнейшей детской писательницы царской России, советским детям по понятным причинам не говорило ровным счетом ничего. Лишь после распада СССР ее чудесные книги снова появились на полках. ЧТД рассказывает о судьбе Чарской, чей путь к успеху вполне позволяет назвать ее Джоан Роулинг Российской империи.

Лидия Чарская (в девичестве Воронова) родилась в небогатой дворянской семье в 1875 году. Ее отец был военным инженером, мать умерла при родах. Растили маленькую Лиду тетушки, няня и горячо любимый отец.

Безмятежное детство Лидии закончилось в 11 лет. Тогда ее отправили учиться в закрытую школу для девочек, Павловский женский институт в Петербурге. Первые впечатления девочки от этого заведения оказались ужасными. Описывая первый год институтской жизни в автобиографической повести «За что?», она называла это место тюрьмой. А на первых же каникулах, по возвращении домой, ее ждал новый удар: отец снова женился, и мачеха показалась девочке настолько неприятной особой, что Лидия еще три года отказывалась приезжать к отцу на каникулы.

Впрочем, время примирило девочку и со школой, и с мачехой. Много лет спустя воспоминания об институтских годах и о детстве стали для Лидии источником вдохновения. С 15 лет она вела подробный дневник — с него и началась карьера писательницы. Впрочем, сама она поняла это гораздо позже.

Чары актрисы

В 18 лет Лидия Воронова вышла замуж за жандармского ротмистра Бориса Чурилова. Их брак оказался недолгим. Под венец шли по любви, но расстались даже до рождения сына, хотя официальный развод состоялся позднее, в 1901 году. Во второй раз Лидия вышла замуж только в 1913 году.

После расставания с первым мужем она оказалась на содержании у отца. Но Лидию такой вариант не устраивал, ей хотелось завоевать положение собственными усилиями, своим трудом. Тем более что на подъеме была мода на эмансипацию. Кроме того, отцу с мачехой еще предстояло растить младших детей — и Лидия не хотела их обременять.

Впрочем, на рубеже XIX и XX веков у женщины было немного возможностей для достойного самостоятельного заработка.

«В учительницы я не гожусь; к медицине не чувствую призвания; поступить куда-нибудь на службу и отсиживать определенное число часов за работой — тоже не в моем характере», — рассуждала она.

В итоге выбор остановился на довольно смелом варианте: карьере актрисы. Нельзя сказать, что эта идея родилась совсем на пустом месте — за плечами был опыт любительских спектаклей. «Нет светлее и благороднее дела артиста, который воплощает и изображает людское горе, людские радости, — признавалась тогда Лидия. — Не жажда блеска, славы толкает меня, а искренняя горячая любовь к избранному делу и еще любовь к моему ребенку, которому я хочу сказать: «Твоя мама работает для тебя, для твоего благополучия».

В 1897 году она поступила на петербургские Драматические курсы при Императорском театральном училище. После ее приняли в Петербургский Александринский Императорский театр. Начинающей актрисе в это время было 25 лет. Тогда же она взяла себе псевдоним Чарская.

Таинственный флер придуманной фамилии, увы, не способствовал популярности. Лидия Чарская работала в одном и том же театре до 49 лет. Звездного часа так и не случилось. Чарской доставались только эпизодические роли. Вершина карьеры — роль горничной. Платили соответственно: им с сыном не хватало денег, а просить у родных мешала гордость.

Литературная слава

Вряд ли Чарская взялась за перо только ради заработка. Она признавалась, что «строчить только ради того, чтоб получить от редакции вознаграждение», не умеет и не хочет. Скорее, писательство стало для нее уходом от тоскливой реальности. То же самое желание найти спасение в историях век спустя толкнет британку Джоан Роулинг — такую же мать-одиночку с ребенком — начать писать подростковую сагу о мальчике-волшебнике Гарри Поттере и его школьных приключениях, которая станет литературным и коммерческим прорывом.

У Чарской успех не был международным, но в пределах Российской империи — впечатляющим. Первая же повесть, опубликованная в детском журнале в 1901 году («Записки институтки»), была очень популярна у читателей.

С изданием повести связана почти сказочная история о воле счастливого случая. Согласно ей, Чарская заглянула в издательство журнала в надежде найти подработку в качестве переписчицы. Ее попросили показать образцы почерка, и та принесла свои дневники институтских времен. Редактор, прочитав их, обратил внимание не на почерк, а на содержание, от которого пришел в полный восторг.

Источники:

Е.И. Трофимова «Скорби и радости Лидии Чарской». Статья-предисловие к изданию автобиографической повести Л.А. Чарской «За что?».

Е.О. Путилова «Лидия Чарская и ее книги». Статья-предисловие к книге Л.А. Чарской «Повести» (Детская литература, 1991)

Т. Исмагулова «Реальная и мифологическая биография Лидии Чарской» // Детский сборник: статьи по детской литературе и антропологии детства (ОГИ, 2003).

«Записки институтки» вызвали у российских барышень бурный восторг. Издательство завалили письмами. Чарская поняла, что тема востребована, и принялась писать еще и еще. До сих пор разнятся данные, сколько из-под ее пера вышло повестей, романов и сборников рассказов. По разным данным, за 15 лет — от 80 до 300 сочинений.

У всех ее книг два главных мотива — гимназическая или институтская юность с первыми уроками добра и зла либо трудная скитальческая жизнь ребенка-сироты. Но непременно с хеппи-эндом. Литературные критики не любили Чарскую за самоповторы и отсутствие писательской фантазии. Но молодым читательницам эта проза ни капли не надоедала. Есть данные 1911 года о том, что в женских гимназиях сочинения на тему «Любимая книга» чаще всего писали по произведениям Чарской. По количеству детских библиотечных запросов Чарская уступала только Пушкину и Гоголю, а по количеству напечатанных экземпляров была абсолютным лидером. Ее книги переводились на английский, немецкий, французский и другие языки. С точки зрения издательского бизнеса это был абсолютный триумф.

Особенный успех имела повесть «Княжна Джаваха». Кстати, Марина Цветаева так зачитывалась «Княжной», что в 17 лет посвятила ей стихотворение. Писала Лидия Чарская и замечательные сказки для детей помладше, исторические книги для детей и юношества, стихи, пробовала себя в прозе для взрослых.

Поразительно, но, несмотря на обрушившуюся на нее славу, Чарская продолжала работать в театре, все еще надеясь получить настоящую роль. Так и не получила.

Не досталось Чарской и богатства — несмотря на «взлом» дореволюционного издательского рынка. Увы, по-настоящему разбогател на ее творчестве лишь издатель журнала, с которым она бессменно сотрудничала. Сама же писательница, легкомысленно заключив с ним в самом начале кабальный контракт, получала скромные гонорары. Но их хватало на жизнь и, главное, — на независимость и уверенность в своих силах.

Забвение революции

Не случись в России революции, Лидия Чарская встретила бы старость в почете и достатке. Однако после октября 1917 года сюжеты книг Чарской, насквозь пропитанных прежними ценностями и «буржуазным бытом», внезапно стали вредными. Публиковать ее перестали, старые книги изъяли из библиотек и уничтожили, а на первом же писательском съезде публично заклеймили.

В 1922 году ее уволили из театра. Она заболела туберкулезом и голодала, перебиваясь редкими случайными заработками. О ее сыне точных сведений нет, по некоторым данным, он погиб в Гражданскую войну.

Зато дети, выросшие на книгах Чарской, не забыли своего кумира. В ленинградскую квартиру опальной писательницы часто наведывались уже взрослые поклонницы и поклонники, помогали ей кто деньгами, кто продуктами. Умерла Лидия Чарская в 1937 году.

После уже советские люди по-прежнему с упоением читали сохранившиеся потрепанные издания «Институток» и «Княжны Джавахи», продираясь сквозь старую орфографию. И это было лучшим доказательством таланта Чарской. Сегодня, спустя сто лет после первого издания книги Чарской, ее произведения снова на полках книжных магазинов и доказывают нам, что юность, в отличие от политических идеологем, — вечна.