В книге Джона Дрейера «История астрономии» описана эволюция представлений о строении Вселенной, прежде всего, Солнечной системы. От вавилонского твердого свода над океаном, через точные средневековые астрономические вычисления до гелиоцентрической системы Коперника и окончательного подтверждения ее Кеплером и Ньютоном.

“История астрономии”

В 2018 году астрономия возвращается в среднюю школу, и можно надеяться, что количество молодых людей, уверенных в птолемеевском устройстве Солнечной системы (Солнце вращается вокруг Земли), несколько снизится по сравнению с данными ВЦИОМ 2011 года. Правда, тогда в опросе участвовали все возрастные категории (32% поддержали Птолемея), но среди нашей молодежи процент был бы наверняка выше.

Взрослых уже не переделать, а школьники вполне смогут усвоить гелиоцентрическую систему мира, созданную каких-то пятьсот лет назад. Тогда, заблудившись в глухой подмосковной тайге или в сочинских джунглях, они найдут на небе Полярную звезду и уверенно выйдут к ближайшему «Макдоналдсу».

А до того они узнают про Коперника, который был одновременно поляком и немцем, но главную книгу «О вращении небесных сфер», в которой изложил свою революционную теорию, написал на латыни.

«Как Коперник впервые пришел к мысли, что центром движения является Солнце? Может быть, на него повлияли те древние мыслители, кто приписывал некоторое движение Земле [считавшейся неподвижной], или же он сначала сам вывел из теории эпициклов тот факт, что Земля обладает годовым движением, а затем нашел поддержку и одобрение у древних?»

В «возвышенном посвящении папе Павлу III» своего знаменитого труда Коперник (он умер за несколько месяцев до выхода его труда «О вращении...» из типографии) называет этих древних мыслителей. Это Гикет Сиракузский, Псевдо-Плутарх, Гераклит.

Но были и другие «центристы», сообщает нам Джон Дрейер в «Истории астрономии». Например, совершенно поразительную теорию о вращении Земли и других космических тел вокруг «центрального светила» (но не Солнца) придумал современник Сократа пифагореец Филолай в V веке до н.э. Поклонник числа 10, он к девяти телам — «Земля, Луна, Солнце, пять видимых планет и сфера неподвижных звезд», добавил невидимую Антиземлю, которая всегда, несколько путаным образом, скрывается от нас. Кто бы мог подумать, что уже в просвещенное время, да и сейчас некоторые безумцы будут уверять, что эта планета — Немезида — существует, но ее заслоняет Солнце от земных наблюдателей!

Астрономия — одна из древнейших наук, если не самая древняя. Это именно наука со своим инструментарием, тщательно разработанными теориями, бесспорным и огромным практическим значением.

По звездам египтяне узнавали о разливе благодатного Нила, по той же Полярной звезде мореплаватели прокладывали путь еще в Античности, а астрологи были, конечно, не просто предсказателями, а отличными знатоками созвездий и их положения на «небесной тверди» в любое время года.

Астрология прекрасно чувствует себя и сегодня, в сотнях разнообразных печатных и виртуальных изданий можно найти прогнозы на все случаи жизни, но как «наука» она закончилась после окончательного установления Исааком Ньютоном справедливости и безальтернативности законов Кеплера. Этими законами и заканчивается «История астрономии».

Кстати, слухи о том, что Ньютон увлекался астрологией, давно опровергнуты, хотя алхимией он действительно занимался — но золота не искал, а исследовал структуру материи.

Любопытно, что идею Коперника о движении нашей планеты предвосхитил лет за сто до него астроном (и кардинал!) Николай Кузанский, парадоксальным образом оставшись при этом на на позиции неподвижной Земли. Господь утвердил ее стоящей в центре мира? Да, но «Он поместил Землю в середине и постановил, что она должна быть тяжелой и двигаться в центре мира... дабы она всегда оставалась в центре и не отклонялась ни вверх, но в сторону». Такой казуистике позавидовал бы автор старого анекдота про двух заключенных — «Ну-ка, встань! И ты думаешь, что стоишь? Нет, брат, ты сидишь!»

Иногда интересно отметить то, чего в книге нет. Авторитетный британский ученый Джон Дрейер ни словом не упомянул Джордано Бруно и его казнь на площади Цветов. Этим иностранные издания отличаются от наших, где особое внимание уделяется ужасам Средневековья: на самом деле Джордано Бруно вовсе не занимался астрономией и сожжен был за колдовство.

История астрономии, как никакой другой науки, показывает нам цикличность представлений человечества об устройстве мира. Гелиоцентрическую систему знали уже древние греки, а потом 2 000 лет пытались согласовать результаты довольно точных наблюдений с догматическими представлениями священных книг. И вдруг оказалось, что необходимости в этом нет: Ньютон, глубоко верующий богослов, доказал невозможность никакой другой системы, а христианский Бог отлично чувствует себя и после Коперника.