Напутственная речь Стива Джобса выпускникам Стэнфордского университета 2005 года вошла, кажется, во все учебники. Цитату «оставайтесь голодными, оставайтесь безрассудными» знают все, кто слышал про Джобса. Но в этой речи есть три главные идеи, которые полезно помнить не только в начале пути.

«Для меня большая честь быть сегодня здесь, в одном из лучших университетов мира. Я никогда не закончил университета. Честно говоря, сегодня я ближе, чем когда-либо, подошел к выпускному. И я хочу рассказать вам три истории из своей жизни. Ничего серьезного. Просто три истории.

Первая история про складывание пазла. Я отчислился из Рид-колледжа после шести месяцев учебы, но, прежде чем окончательно бросить высшее образование, еще полтора года ходил на курсы вольнослушателем. Почему же я отчислился?

Все началось еще до моего рождения. Моя биологическая мать училась в магистратуре и была не замужем, так что решила отдать меня на усыновление. Она была убеждена, что меня должны усыновить люди с высшим образованием, так что по плану меня должны были отдать в семью юриста. Но когда я наконец родился, они в последний момент решили, что хотят девочку. Так что моих родителей, которые стояли в очереди на усыновление, разбудили звонком посреди ночи и спросили: «Не хотите усыновить мальчика прямо сейчас?» И они ответили: «Конечно».

Потом моя биологическая мать узнала, что мама не имеет высшего образования, и несколько месяцев отказывалась подписывать бумаги об усыновлении, пока родители ей не пообещали, что они отдадут меня в университет.

Семнадцать лет спустя так и вышло. Но я наивно выбрал Рид-колледж, почти такой же дорогой, как Стэнфорд, и все сбережения моих родителей уходили на мое образование. Через шесть месяцев после начала обучения я перестал видеть в этом смысл. Я не имел ни малейшего представления о том, что я хочу делать в жизни, и я не видел, как университет может мне в этом помочь. И тем не менее я учился, расходуя все деньги, что мои родители скопили за свою жизнь.

Так что я решил отчислиться и надеяться на лучшее. Тогда было довольно страшно, но, оглядываясь назад, я понимаю, что это было одно из лучших решений в моей жизни.

Отчислившись, я мог не ходить на скучные обязательные занятия и записался вольнослушателем на те, что меня интересовали.

Все это было не так романтично, как звучит. У меня не было комнаты в общежитии, и я спал на полу у своих друзей. Я сдавал пустые бутылки из-под кока-колы по пять центов за штуку, чтобы купить себе еды. Каждое воскресенье я проходил 10 километров через весь город, чтобы поесть нормальной еды в храме Кришны. Я обожал все это. А кроме того, многие вещи, на которые я тогда наткнулся из любопытства, в будущем оказались бесценными.

Приведу лишь один пример. Рид-колледж в мое время предлагал, пожалуй, лучший в стране курс каллиграфии. Каждый постер и каждая табличка на кампусе были примером изумительной ручной работы. Я решил записаться на курс каллиграфии, чтобы узнать, как она устроена. Я узнал про шрифты с засечками и без, про расстояния между разными буквами, про устройство и прелесть типографики.

Это были прекрасные, погруженные в историю, эстетически утонченные знания, которых не описать в научных терминах, и я влюбился в них.

Никакого практического применения в моей жизни им, однако, не было. Но 10 лет спустя, когда мы разрабатывали первый компьютер Macintosh, я вспомнил этот курс, и мы заложили все эти знания в Mac. Это был первый компьютер с красивой типографикой. Если бы я не записался вольнослушателем на этот курс в университете, в Маке никогда бы не появилось разных прекрасных шрифтов и типографских инструментов. А поскольку Windows просто скопировали Мак, вероятно, что всего этого вообще бы не было в персональных компьютерах.

Не отчислись я из университета, не запишись на каллиграфию, у компьютеров не было бы прекрасной типографики. Разумеется, сложить этот пазл из колледжа было невозможно, но, оглядываясь назад, — он совершенно очевиден.

Еще раз: да, невозможно сложить пазл, если смотришь вперед, — только если оглядываешься назад. Так что вам придется поверить, что он сложится где-нибудь в будущем. Придется довериться чему-то — внутреннему чувству, судьбе, жизни, карме, чему угодно. Этот подход никогда меня не подводил и изменил все в моей жизни.

Моя вторая история — про любовь и потери. Я везунчик — я нашел занятие всей своей жизни в юности. Мы с Возом (Стив Возняк — сооснователь Apple и друг Джобса) основали Apple в гараже моих родителей, когда мне было 20. Мы работали, не покладая рук, и за 10 лет Apple выросла до компании стоимостью 2 миллиарда долларов, в которой работало 400 сотрудников. 

Мы только что выпустили лучшее, что мы когда-либо делали, — первый Macintosh, а мне только исполнилось 30. И тут меня уволили.

Как можно оказаться уволенным из компании, которую сам же и основал? 

Ну, поскольку Apple вырос, мы наняли человека, который казался нам подходящим, чтобы управлять компанией вместе со мной. И первый год или около того все шло очень хорошо. Но потом наши образы будущего стали все больше и больше расходиться, и мы поссорились. Когда это произошло, совет директоров встал на его сторону. И вот меня вышвырнули в 30 лет. Самым публичным образом. Пропало то, чему я посвятил всю свою взрослую жизнь. Я был опустошен.

Несколько я месяцев я совсем не знал, чем заняться. Мне казалось, что я подвел предыдущее поколение предпринимателей — что я уронил эстафетную палочку. Мой провал был настолько у всех на виду, что я даже думал сбежать из Долины. Но постепенно до меня кое-что дошло — мне все еще нравилась моя профессия. 

Последние события в Apple не изменили этого ни на йоту. Я был отвергнут, но по-прежнему влюблен. Так что я решил начать сначала.

Тогда я этого не понимал, но мое увольнение из Apple оказалось лучшим, что вообще могло со мной случиться. Груз успеха сменился легкостью новичка, совершенно не уверенного ни в чем. Я был свободен.

Так начался наиболее креативный отрезок моей жизни. В течение следующих пяти лет я основал компанию NeXT и компанию Pixar, а еще влюбился в потрясающую женщину, которая стала моей женой. Pixar в итоге создала «Историю игрушек» — первый в мире мультфильм с полностью компьютерной анимацией, и стала самой успешной мультипликационной студией в мире.

Apple купила компанию NeXT, я вернулся в Apple, технологии, которые мы разрабатывали в NeXT, теперь лежат в основе возрождения Apple. А у нас с Лорен чудесная семья.

Я уверен, что ничего из этого не произошло бы, если б меня не уволили из Apple. Лекарство было отвратительно на вкус, но пациент в нем нуждался. 

Иногда жизнь бьет тебя ключом по голове. Не теряйте надежды. Я убежден, что единственная причина, по которой я продолжал работать, была моя любовь к своему делу.

Найдите свою любовь. И это в равной степени о работе и о людях. Работа займет значительную часть вашей жизни, и единственный способ наслаждаться бытием — работать так, чтобы вам нравился результат ваших трудов. А это возможно, только если вы любите сам процесс.

Если вы еще не знаете, что вы любите, продолжайте искать. Не останавливайтесь. Как и во всем, что связано с сердцем, вы поймете, когда найдете то самое единственно важное. И как всякие здоровые отношения, они лишь улучшаются с течением времени. Так что ищите, пока не найдете. Не останавливайтесь.

Моя третья история — про смерть. Когда мне было 17, мне попалась приблизительно такая цитата: «Если к каждому дню относиться как к последнему, рано или поздно окажешься прав». Меня впечатлила эта мысль, и вот уже 33 года я смотрю по утрам в зеркало и спрашиваю себя: «Если бы сегодня был последний день моей жизни, хотел бы я провести его так, как проведу?» Если ответ «нет» повторялся слишком много дней подряд, я знал, что пора что-то менять.

Мысль о близости смерти — самый главный из мне известных инструментов выбора. Ведь почти все: все внешние ожидания, вся гордость, весь страх неудачи и унижения — все эти вещи исчезают перед лицом смерти, оставляя лишь подлинно важные.

Мысль о близости смерти есть лучший способ избежать боязни утраты. У нас у всех ничего нет. Мы все обнажены перед лицом смерти. Нет причины не следовать зову сердца.

Около года назад у меня обнаружили рак. В 7:30 утра я прошел сканирование, и на скане была ясно видна опухоль поджелудочной железы. Я даже не знал, что такое поджелудочная. Врачи сказали мне, что почти наверняка этот типа рака не лечится, и что жить мне осталось от трех до шести месяцев. Врачи посоветовали мне отправиться домой и привести дела в порядок — это их способ сказать: «Готовься умирать». Это значит, что все, что ты хотел рассказать своим детям за 10 лет, тебе предстоит рассказать за несколько месяцев. Это значит позаботиться, что все будет хорошо с твоей семьей. Это значит проститься с миром.

Я жил с этим диагнозом целый день. Вечером у меня была биопсия: мне в горло засунули эндоскоп, который пробрался сквозь мой желудок и мой кишечник, добрался до поджелудочной и откусил кусочек опухоли. Я был под наркозом, но моя жена, которая была со мной, рассказала, что, когда врачи взглянули на биопсию под микроскопом, они начали плакать, потому что выяснилось, что у меня очень редкий тип рака поджелудочной, который можно вылечить операцией. Меня прооперировали, и теперь я в порядке.

Это был день моей наибольшей близости со смертью, надеюсь, что на ближайшие десятилетия. Пройдя через него, я могу теперь с несколько большей уверенностью, чем раньше, когда смерть была полезным интеллектуальным упражнением, сказать, что никто не хочет умирать. Даже люди, которые хотят попасть в рай, не хотят ради этого умирать. 

И тем не менее смерть — наш общий пункт назначения. Никто ее не избежит. И так оно и должно быть, поскольку Смерть, по всей видимости, есть лучшее изобретение Жизни. Смерть — ее агент изменения. Она вычищает старое, чтобы проложить путь новому. Сейчас новое — это вы, но гораздо скорее, чем кажется, вы станете старым, и вас тоже вычистят. Простите мой драматизм, но это чистая правда.

Ваше время ограничено, так что не тратьте его на то, чтобы жить не своей жизнью. Не попадайтесь в плен догмы — не живите сообразно ожиданиям других людей.

Не позволяйте шуму чужого мнения заглушать ваш внутренний голос. И главное, найдите в себе храбрость следовать зову сердца. Каким-то образом оно уже знает, чего вы по-настоящему хотите. Все остальное вторично.

Когда я был молод, выходил невероятный журнал под названием «Каталог всей Земли», который был одной из библий моего поколения. Дело было в 60-х, до компьютеров и верстки на ПК, так что его делали на печатных машинках с помощью ножниц, клея и полароида. Он был как гугл в мягкой обложке, за 35 лет до возникновения гугла: его делали идеалисты, и делали элегантно и остроумно.

После нескольких выпусков «Каталога» его создатель Бренд Стюарт (Brand Stewart) понял, что он сделал все, что хотел, и выпустил последний номер каталога. Дело было в середине 70-х, и я был тогда ваш ровесник. На задней обложке последнего выпуска была фотография проселочной дороги в утреннем солнце — на такой дороге хорошо автостопить, если в вас есть авантюрная жилка. Под фотографией были слова: «Оставайтесь голодными. Оставайтесь безрассудными». Таково было их прощальное послание. Оставайтесь голодными. Оставайтесь безрассудными. Я всегда желал этого себе. А теперь, когда вы выпускаетесь, чтобы начать жизнь, я желаю этого вам.

Оставайтесь голодными. Оставайтесь безрассудными».