Гений Уильяма Джеймса Сайдиса не превзойден до сих пор. Его IQ достигал 300 баллов. Однако вместо блестящей карьеры и роскоши он выбрал жизнь простого бухгалтера и коллекционирование билетов. ЧТД рассказывает о первом вундеркинде XX столетия.

Жертва раннего развития

Отец Уильяма, Борис Сайдис, был дипломированным психологом. В конце XIX века он эмигрировал в США из России и поступил в Гарвардский университет. Там умный теоретик и смелый практик быстро завоевал высокое положение. Он преподавал психологию и лечил людей со сложными психическими расстройствами. Здесь нашлась работа и для его жены Сары, практикующего врача — тогда женщины-врачи были большой редкостью.

Старший сын стал для родителей живым воплощением идеи о раннем развитии интеллекта и объектом экспериментов.

Неудивительно, что повзрослев, Уильям не особенно ладил с семьей. По воспоминаниям отца, шестилетний Уильям обнаружил в кладовой учебный скелет человека и очень заинтересовался им. С полки достали учебник анатомии Генри Грея — классический труд, входивший в университетскую программу. Ребенок выучил книгу почти наизусть, а впоследствии использовал ее как отправную точку для собственной монографии.

Любопытно, что методика Бориса Сайдиса включала гипноз — с его помощью он обучил сына алфавиту. К четырем годам Уильям прочитал на греческом Гомера. К шести знал еще и латынь, немецкий, русский, французский и иврит (кстати, в течение жизни он освоил 40 языков).

Его отправили учиться в школу, где через полгода маленькому гению стало скучно — он далеко обогнал сверстников и прошел программу выпускного класса. При этом родители договорились с директором, что мальчик будет уделять учебе только 2 часа в день — больше ему не требовалось. Тогда же статью о феноменальном ребенке напечатали на первой полосе «Нью-Йорк Таймс».

Как-то один из друзей отца принес Уильяму тест Массачусетского технологического института по физике и математике и начал усиленно заниматься с ним по программе колледжа. Через три месяца мальчик прошел испытание на 100 баллов.

Но даже после этого он еще не осознал, что его детство — не такое как у других. Вместо того, чтобы играть и читать книги о приключениях, Уильям штудировал научные труды и делал первые открытия.

Борис фиксировал этапы интеллектуального роста сына и писал статьи о своей методике в научные журналы. В 1911 году он выпустил книгу «Обыватель и гений», в которой призывал родителей развивать интеллект детей с 2-х летнего возраста. Многие современники осуждали ученого за то, что он лишил сына детства и выставил напоказ его жизнь.

Гарвардский эксперимент

По плану отца Уильям должен был поступить в престижный Гарвард уже в 9 лет. Но университетское руководство было недостаточно продвинутым для такого шага. Да, странный маленький гений сдал сложный университетский экзамен по анатомии еще в 7 лет и придумал собственную логарифмическую систему, однако посещать лекции и семинары наравне с 17-летними? Такое было трудно себе представить.

Уильям Сайдис

В 1909 году 11-летнего Уильяма все-таки зачислили в Гарвард. Старейшее учебное заведение США в тот момент славилось прогрессивными идеями.

Было решено собрать экспериментальную группу из одаренных детей. Одногруппниками Сайдиса стали будущий инженер Ричард Фуллер и математик Норберт Винер. Уильям был самым младшим.

Первое публичное выступление Сайдиса стало настоящим событием для университетского сообщества. Его рассказ о теории четырехмерного пространства настолько впечатлил профессора Даниэля Комстока, что тот объявил — в США живет будущий величайший математик столетия.

Сразу после лекции Уильям заболел и отправился в санаторий для психиатрических больных. Это послужило поводом для сплетен — мол, у вундеркинда случился нервный срыв. Газеты не стали уточнять, что в оздоровительном центре работал отец и жила вся семья Сайдисов.

А предсказание Комстока так и не сбылось. Уильям увлекался математикой ровно до того момента, пока она не показалась ему скучной. К тому же в 17 лет он начал читать лекции студентам, которые были старше своего учителя. Его рассказы о геометрии и тригонометрии вызывали приступы смеха в аудитории. Над ним откровенно издевались, так что от преподавания пришлось отказаться.

Два скандала, сексуальный и политический

Репортеры сделали Уильяма героем многочисленных публикаций. Юноша был слишком честным в своих интервью — и это порождало насмешки и травлю сверстников. Например, они живо обсуждали его решение отказаться от сексуальной жизни, чтобы сосредоточиться на интеллектуальном труде. После этого случая Уильям старался всячески избегать журналистов, но удавалось это не всегда. Он даже судился с одной из газет, но проиграл процесс. Публичной личности не полагается оставаться в тени, — сообщил в своем вердикте судья.

Сразу после окончания учебы Сайдис стал участником нового скандала. На этот раз политического — его арестовали за организацию демонстрации социалистов и приговорили к полутора годам тюрьмы.

На процессе молодой человек познакомился с неординарной женщиной — Мартой Фули. Она была родом из Ирландии, выступала за права женщин и проходила по одному делу с Уильямом. Однако даже ради любви он не готов был отказаться от идеи, что секс мешает совершенствовать умственные способности. Эту теорию он смело изложил Марте — юноша планировал жить с ней как с сестрой. Возлюбленная приняла решение остаться друзьями. Они поддерживали отношения до конца жизни — переписывались, поздравляли с праздниками, делились новостями.

Родители использовали все свое влияние и добились освобождения сына. После этого юноша принял решение оставить университет и любую публичную деятельность. Он поменял имя, переехал в другой город и начал жить как отшельник. Работал бухгалтером, снимал скромное жилье, а свободное время посвящал интеллектуальному труду: писал под псевдонимом книги и статьи для научных журналов.

Отшельник со странными увлечениями

Среди его открытий была идея о существовании темной материи и черных дыр, теоретическое обоснование которой появилось только в 1960-е годы.

В 1930 году Сайдис запатентовал бесконечный календарь, с помощью которого можно было узнать день недели любого года, в том числе високосного. А еще он изучил историю коренных американских племен и создал искусственный язык.

По убеждению Сайдиса, история Америки могла развиваться совсем по другому сценарию, если бы индейцы выбрали иную тактику. Об этом он написал в труде «Альтернативная история Америки».

Главным увлечением одинокого клерка было коллекционирование железнодорожных билетов. Он страстно любил поезда и мог рассуждать о них часами — если, конечно, находил слушателей.

Свои знания Уильям обобщил во внушительной монографии, которую опубликовал под именем Франк Фалупа. Раритетные экземпляры сохранились в библиотеках США. Правда, читать их довольно скучно.

Единственная книга, которую Сайдис опубликовал под собственным именем, посвящена термодинамике.

В 40 лет Уильям снова столкнулся с людской враждой и подлостью. С ним познакомилась милая девушка, которую, казалось, искренне заинтересовал неординарный ученый. После нескольких встреч она исчезла.

Прошло немного времени, и в одном популярном журнале появилась статья «Апрельский дурак» (так называют в англоязычных странах жертву первоапрельских шуток). В ней напомнили о бывшем вундеркинде, а сейчас — простом бухгалтере, который не умеет вести себя с женским полом. Там было много насмешек и лжи. Но самое ужасное — написала пасквиль та самая девушка. Для Уильяма это происшествие было лишним подтверждением того, что газетчикам и женщинам доверять нельзя.

Сохранилось открытое письмо одного из друзей Уильяма, где он ответил на нападки журналистов и опроверг многие мифы об ученом. В кругу близких ему людей Сайдиса знали как общительного, доброго человека с прекрасным чувством юмора.

Обладатель выдающегося интеллекта умер довольно рано, в 46 лет, и остался в истории ярким примером гения, которому ум не принес ни богатства, ни доброй славы.