Елена Овсянникова несколько лет назад была уверена, что состоялась в журналистской профессии. Но увлечение шоколадными конфетами оказалось не менее сильным: хобби быстро стало полноценным бизнесом с шоколадной фабрикой. Она рассказала ЧТД о том, где можно научиться европейским секретам создания конфет.

«Мы с ним совпали»

Я всегда любила готовить и печь сладости, но не думала о том, чтобы этим зарабатывать. Я состоялась как журналист, около 15 лет работаю в «Коммерсанте» и люблю свою профессию.

Как обычно, все началось случайно. Зная о моих кулинарных пристрастиях, друзья подарили мне сертификат на курсы шоколатье. На занятиях я сразу поняла, что это мое.

Шоколад — капризный материал, и многие, кто хорошо печет, не могут работать с ним. А мы с ним совпали.

Шоколад поразил меня техникой, разнообразием вкусов, возможностью экспериментов. А еще он, как и я, любит холод: мне намного приятнее работать в прохладе за мраморной стойкой, чем у жаркого духового шкафа.

Елена Овсянникова

Начались мои домашние опыты. Изучить самой базу было несложно — помог журналистский навык собирать информацию. Но чем глубже я погружалась в процесс, тем больше появлялось узкоспециальных вопросов. Ответы я искала на индивидуальных мастер-классах у мэтров.

Практически все шоколадные дома, производители оборудования и именитые шоколатье предлагают курсы и стажировки. Это дорогое удовольствие, но когда работаешь с мастерами в Европе, замечаешь много тонкостей. Так, например, у бельгийцев я научилась делать отличный ганаш (одну из базовых начинок), у итальянцев — «заливать» в конфету алкоголь так, чтобы он не вытек через несколько дней.

«Я обнаружила, что хорошо продаю»

Возможно, шоколад остался бы вкусным хобби, если бы не очередная случайность.

Я должна была лечь на плановую операцию и заранее думала, чем бы отблагодарить врачей. Решила сделать подарок своими руками — подарочные коробки с авторскими конфетами. Но неожиданно операцию перенесли, а конфеты были уже готовы. Я не могла их долго хранить и решила попробовать их продать.

Повесила пост на странице в социальных сетях, и мою экспериментальную партию быстро раскупили. Тогда я задумалась о том, что мое увлечение может приносить деньги.

Я выполняла небольшие заказы для друзей и знакомых. Моя шоколадная фабрика жила в домашнем режиме около полугода. Это было непросто: шкафы ломились от ингредиентов, повсюду охлаждались готовые конфеты.

На кухне было практически невозможно готовить, так как шоколад очень чувствителен к температуре и влажности. Идеальная температура для него — 18 градусов. И если рядом сварить макароны, порция конфет будет испорчена.

В какой-то момент все сошлось. Терпение мое и домашних заканчивалось. Ко мне стали обращаться корпоративные клиенты, работа с которыми требовала оформления юридического лица и сертификации. Наше законодательство (в отличие, например, от американского) запрещает домашние кондитерские. Так я превратилась из домашнего экспериментатора в предпринимателя.

Елена Овсянникова

Я обнаружила, что хорошо продаю и что вокруг много хороших и добрых людей: видимо, шоколад покупают только такие. А вот общение с поставщиками давалось мне сложнее.

Воспитанная «Коммерсантом», я привыкла к дисциплине и дедлайнам и не понимаю, почему кто-то может срывать сроки и не выполнять обещания.

Как мне только не приходится выкручиваться, когда сотрудник внезапно исчезает в горячий сезон или партнер вдруг не печатает коробки в срок. Впрочем, навык находить решения тоже достался мне из редакторского опыта.

Как предприниматель, я ответственна за все, у меня нет выходных и больничных. Хотя я тоже не успеваю сделать все намеченное идеально и учусь себя прощать за это.

«Моя главная роль — придумывать новые вкусы»

Шоколадная история совпала с моим декретом. Моя старшая дочь, которой сейчас три года, с интересом следила за моим творчеством и охотно выступала дегустатором. Одними из первых ее слов стали «попробовать» и «беленькие» (ее любимые конфеты из белого шоколада). 

Да, у моего ребенка в прямом смысле шоколадное детство, и я убедилась, что качественные натуральные конфеты отнюдь не вредны и не вызывают аллергию. Сейчас она с интересом приходит ко мне на фабрику.

В этом году родилась моя вторая дочка, которая впервые попала на фабрику в возрасте 6 дней. Через несколько часов после родов меня разбудил звонок о том, что на фабрику привезли долгожданное оборудование. На следующий день после выписки мы поехали его принимать.

Мне нравится, что у меня теперь есть возможность брать детей с собой в «офис», хотя сейчас я много работаю дома. На мне организационные задачи, общение с подрядчиками и поставщиками, маркетинг и продвижение. Но главная моя роль — придумывать новые вкусы, это я точно не могу никому поручить.

Это творческий и спонтанный процесс. Как-то меня «зацепила» аджика, и я сделала с ней конфету — она вошла в мужской подарочный набор.

Пробовала сделать начинку из соуса ткемали и банана, но после дегустации мнения об эксперименте разделились, и конфета пока не вышла в производство.

«Мне хочется вырасти, но сохранить драйв»

Производителей шоколада немало, но пока рынок не насыщен. Не каждый решится зарабатывать на шоколаде. Выпекать торты и пирожные проще и выгоднее: ингредиенты дешевле, объемы больше (средний вес 3 кг), маржа выше. Шоколад — эксклюзивный продукт, и заработать на нем сложнее. 

Шоколадный бизнес, как и цветочный, привязан к сезону. Основные продажи приходятся на праздники — Новый год, День святого Валентина, 23 февраля и 8 Марта, 1 сентября. В остальное время — подготовка к сезону, съемка каталогов, работа над продуктом.

Стремительная любовь с шоколадом

Мой главный канал продвижения — сарафанное радио. У бренда есть страница в Facebook и в Instagram, я занимаюсь SMM, но это скорее инвестиция в имидж. Клиенты в основном приходят по рекомендациям и отзывам.

Основной доход — это корпоративные заказы, которые появились после того, как я организовала кейтеринг для ряда выставок. Те, кто попробовали там мои конфеты, сделали заказ.

Моя любовь с шоколадом развивалась стремительно. Примерно за год я превратила хобби в бизнес и открыла фабрику. Мне удалось отбить инвестиции, но глобально предстоит еще много затрат на оснащение производства и развитие.

Конечно, мне хочется вырасти и преуспеть в своем деле, но сохранить драйв и азарт. Как только бизнес начинает расти, возникает гонка за цифрами, а с ней и страх не оправдать ожидания и прогнозы. Пока я не загадываю далеко, но понимаю, что фабрика должна быть прибыльной и мои конфеты — уже не хобби.