Среди профессионалов, работающих в технологичных и инновационных отраслях, религию жалуют нечасто. Однако прогресс неизбежно ставит перед ними (как и перед всем человечеством) новые морально-этические вопросы, затрагивающие вопросы веры, одиночества, любви, жизни и смерти. В этом контексте на место священников претендуют светские капелланы. Они решают современные духовные вопросы, не пытаясь навязать строгую систему ценностей и обрядов.

У истоков многих крупных технологических компаний когда-то стояли молодые мечтатели. Сейчас, когда общество все чаще размышляет о моральной стороне технологического развития, трудно не задаться вопросом: что будущие инноваторы думают о моральной ответственности, которая может лечь на них, если их мечты сбудутся?

Многие студенты все реже следуют предписаниям какой-то конкретной религии, и в университетах все чаще появляются так называемые «светские капелланы».

Грег Эпштейн, который недавно стал гуманистическим капелланом Массачусетского технологического института (MIT), считает своим долгом помогать будущим предпринимателям с этическими проблемами.

В MIT он собирается заниматься этической стороной технологического развития и планирует вовлечь в эту дискуссию все религиозные сообщества университета. Журналистка The Atlantic Изабель Фэттал поговорила с Грегом о том, как он видит свои задачи и какой этический выбор следует делать молодежи, которая стремится в технологическую отрасль.

Какие цели вы ставите перед собой в качестве светского капеллана?
Я был светским капелланом Гарварда с 2005 года. За последние 14 лет я убедился, что, обучая будущих лидеров, мы должны уделять больше внимания гуманистическим ценностям в науке, технологической сфере и бизнесе. 

Мир меняется у нас на глазах, а профессора в вузах не готовы к этому. У нас нет целостной этической платформы.

MIT дает мне возможность предложить студентам определенную точку зрения и помочь им определиться с их собственным мировоззрением.

Как бы вы посоветовали студентам, интересующимся развитием технологий, относиться к этическим дилеммам?
Пожалуй, для начала я сказал бы следующее: «Чем бы вы ни занимались, не пытайтесь действовать в одиночку. Чтобы принимать разумные и этичные решения, нужно быть частью сообщества».

Молодые люди, которые хотят быть предпринимателями, часто пытаются стать какими-то супергероями, которые самостоятельно решают мировые проблемы и получают за это почести и всеобщее восхищение.

Это очень опасный подход. Из-за него люди с благими намерениями и неплохими идеями зачастую причиняют миру огромный вред.

Вероятно, вам бывает трудно объяснить людям, которые только начинают карьеру, преимущества менее выгодного с финансовой точки зрения выбора. Как вы помогаете студентам увидеть долгосрочную перспективу?
Карьеризм сегодня не в моде. Люди хотят приносить больше пользы окружающим и решать проблемы общества. Я говорил с атомщиками, специалистами по искусственному интеллекту, математиками, химиками и физиками — и все они хотят использовать свои таланты во благо мира.

Они не всегда понимают, как этого добиться, однако ищут друзей и единомышленников и стремятся объединиться в прочное моральное сообщество. Многие студенты испытывают большую потребность в единении. Они чувствуют себя одинокими и очень удивляются, когда понимают, что вокруг множество людей с тем же проблемами.

В последнее время многие считают, что технологии пересекают определенную этическую границу. Разделяют ли подобные взгляды студенты МIТ? 

Да, мы действительно пересекли красную черту. Технологические компании меняют мир — и не всегда к лучшему. В этой сфере многое нужно исправить.

Неслучайно 15 лет назад, когда я впервые попал в Гарвард, большинство студентов стремились в инвестиционно-банковский бизнес. Теперь их притягивают к себе Кремниевая долина, технологии и социальные сети. Это как гравитация.

Люди больше не стремятся работать в Goldman Sachs. Они хотят быть Илонами Масками. Между тем сам Илон Маск, вероятно, сказал бы вам, что в мире может быть только один Илон Маск.

Почему?
Я не специалист по Илону Маску. Полагаю, ему приятно наблюдать, как его практически обожествляет талантливая молодежь в Гарварде и МIТ. Однако на его месте меня несколько беспокоил бы этот современный культ героя, тем более что он — белый мужчина.

Все мы десятилетиями смотрели голливудские фильмы, учившие нас, что белые мужчины спасут мир. Между тем мы, конечно, ничего не спасем и спасти не можем.

Мы, как и все прочие, если не больше, нуждаемся в том, чтобы стать частью более широкого сообщества. Мы должны помогать людям, которые не похожи на нас, расширять свои возможности и развиваться.