Чему учить детей и взрослых в новом цифровом мире? Чем он отличается от старого? Получится ли воспроизвести человеческий гений с помощью алгоритмов? На эти и другие темы рассуждала доктор биологических наук Татьяна Черниговская на 12-м Саммите психологов в Санкт-Петербурге. ЧТД публикует несколько фрагментов из ее выступления «Человек в цифровом мире».

Север еще на севере?

Мы оказались в другой цивилизации. Это может нравиться или не нравиться, но это факт. Мы уже шагнули в другой мир, и нам надо как-то учиться в нем жить. Это глобальная вещь, которая касается всей планеты, поэтому делать вид, что этого не произошло, просто глупо.

Вокруг нас очень необычный мир, он текучий, он абсолютно нестабильный, он прозрачный, он сверхбыстрый, гибридный, и он мерцает. Мы привыкли, что мы живем в мире твердых объектов. А теперь что? Новости, которые поступают неизвестно откуда, люди... А это люди? Может, это сети. У нас вообще ориентиры какие-то есть? Север все еще на севере? Произошел эволюционный слом.

Загадочный мозг

Мы такие как есть, со всеми нашими плюсами и минусами, потому что у нас такой мозг. Он может вместить такие объемы и мощности, о которых нам даже страшно подумать...

А вы что, знаете, как действует человеческий мозг? Этого никто на Земле не знает. Но есть некоторые алгоритмы, которые мы можем повторить. Мозг — компьютер, им управляет математика. Какая математика? Алгоритмы? Только ли?

Эйнштейн пишет: если интуиция — священный дар, разум — покорный слуга. Это очень интересно, когда это пишет физик. Открытия гениев происходят на довербальном, досимволическом уровне, совершенно непонятно, как это происходит. Потом огромные силы уходят на то, чтобы это описать хоть каким-нибудь общедоступным способом: цифрами, формулами, буквами... Алгоритмов здесь нет.

«Синдром отложенной жизни»

Дети живут так, как будто жизнь — это черновик. Им родители говорят: ты тренируйся-тренируйся, потом будешь жить.

А это вообще-то их единственная жизнь, никаких черновиков.

Кроме того, нам везде говорят, что в ближайшие годы исчезнет большое количество профессий и останется масса людей, которым нечем будет заняться. Им станут платить пенсию...

Но что будут делать эти люди? Это большой вопрос для психологов. Когда мне говорят, что они будут заниматься творчеством, я даже не смеюсь. Вы хотите сказать, что все эти миллионы людей будут играть на лютне и писать сонеты? Они будут убивать друг друга, вот что они будут делать.

Конвергентное образование

Если мы честные люди, мы не можем бросить наших детей кувыркаться «в этом мире бушующем» неподготовленными.

Поэтому — конвергентное образование:

  • образование понимания, а не запоминания;

  • воспитание способности к постоянным переменам;

  • формирование навыков верификации информации;

  • обучение способности учиться и противостоять стрессу;

  • формирование способности жить в цифровом мире и сохранять человечность.

Чего ждать-то?

Обучение меняет мозг физически. Когда мы что-нибудь учим, мы тренируем свою нейронную сеть, образуются новые связи.

Мозг — это то, что мы на нем пишем. Это я знаю точно.

Ваша нейронная сеть будет изящной, сложной, хорошо работающей, если она работает. А если она только сардельки ест, так чего ждать-то?

Люди в раннем детстве изучают иностранные языки и играют на музыкальных инструментах не потому, что они станут специалистами по языкам или музыкантами. Они ювелирно настраивают свою нейронную сеть, которая им поможет потом. И еще — они отодвинут потенциального Альцгеймера на несколько лет. Тренировать надо нейронную сеть! Что значит тренировать? Давать ей всякую работу. Не только считать. Можно шаурму есть на улице, а можно прекрасно готовить дома или идти к хорошему шеф-повару. Это огромная разница. Если вы какую-то дрянь на улице едите, существуют способы потом от последствий избавиться. А из мозга ничего не выкинешь, там все осталось. Что прочел, то и лежит.