Всех с детства учили правилам этикета, и поэтому мы все примерно одинаково ведем себя в ресторане или в театре. В интернете все по-другому. Желание быть вежливым и корректным в Cети приводит к разным формам поведения. Не последнюю роль в этом играет наше цифровое «происхождение», считает Ольга Лукинова, автор телеграм-канала «Цифровой этикет».

В 2001 году Марк Пренски (Marc Prensky), писатель, футуролог и специалист по образованию, рассуждая о сложностях современного образования, предложил разделить обитателей цифрового мира на два типа — «аборигенов» и «иммигрантов».

К цифровым аборигенам Пренски отнес поколение, выросшее вместе с новыми технологиями. Всю свою жизнь они живут в окружении цифровой техники; язык компьютеров, интернета и новых технологий для них родной. Жизнь реальная и жизнь в Cети в их сознании неразделимо связаны.

В свою очередь, цифровые «иммигранты» — это люди, которые родились раньше и начали открывать для себя интернет уже во взрослом возрасте. Они учатся адаптироваться к этой среде, но при этом сохраняют свой акцент, как все иммигранты.

Пренски рассуждает о ситуации, когда в сегодняшних вузах преподаватели — цифровые «иммигранты» учат студентов — цифровых «аборигенов» высоким технологиям.

Выглядит это примерно так: к местным жителям приходит невразумительный иностранец и с тяжелым акцентом пытается им что-то донести. Аборигены при всем желании не всегда способны понять, что им говорит этот чужак.

Разделение на цифровых иммигрантов и аборигенов заметно не столько в сфере образования, сколько в интернет-коммуникации. Разный тип мышления приводит к разным правилам общения, которые нужно учитывать.

Цифровые иммигранты недоверчивы

Они звонят, чтобы удостовериться, что электронное письмо дошло. Для них это ответственное отношение к делу: так они подстраховались. Для аборигенов звонок вдогонку письму — чрезмерная назойливость и паникерство. Аборигены не сомневаются в надежности электронной коммуникации.

Из-за того, что мир реальный для иммигрантов надежнее, чем виртуальный, они распечатывают документ, набранный на компьютере, чтобы его отредактировать.

Или распечатывают электронные письма, чтобы их прочитать, сохранить или показать коллегам. Аборигены смотрят на это с удивлением и к электронным письмам добавляют автоматическую подпись: «Пожалуйста, берегите лес, не распечатывайте это письмо».

Почта аборигенов доходит быстрее

Для аборигенов нормально находиться на связи 24/7. Они почти всегда онлайн. А потому на электронные сообщения отвечают быстрее и раздражаются, если ответа на письмо приходится ждать слишком долго.

Иммигранты же не торопятся отвечать на сообщение, как только оно получено. Они помнят то время, когда письма писали от руки, а почта доставляла их неделю. Поэтому небольшая задержка в ответе на электронное сообщение для них норма. И тем и другим стоит учитывать, что их письма «ходят с разной скоростью».

Иммигранты «экспортируют» правила общения

У иммигрантов очень силен светский этикет, который они усвоили в реальном мире. Например, что на праздник нужно непременно отправить поздравление. Поэтому перед Новым годом, 8 Марта или Пасхой они отправляют всем контактам в мессенджере поздравительные стихи, а в социальных сетях выкладывают открытки, на которых отмечают всех своих друзей.

Аборигены возмущаются: «Зачем нужен этот спам?!» Иммигранты недоумевают: «Как можно не поздравить своих друзей с Новым годом, они же обидятся!»

Из-за того, что иммигранты хорошо помнят светский этикет, их письма и даже сообщения в мессенджерах написаны по законам эпистолярного жанра. Уважительное приветствие, полноценное прощание, использование всех формул вежливости.

В письмах аборигенов зачастую формулы вежливости сокращаются до минимума («спс», «плз», «првт»). Для них главное — сэкономить время и обеспечить максимальную оперативность коммуникации.

Аборигены предпочитают картинки

Стремление к лаконичности и визуальное мышление научило аборигенов выражать эмоции при помощи стикеров, гифок и смайлов. Для иммигрантов же более привычно текстовое сообщение. Не всегда они понимают значение смайлов и эмоджи так, как предполагают аборигены. Кроме того, иммигранты могут счесть смайлы излишне неформальным или панибратским общением.

Аборигены активнее делятся информацией

Они привыкли воспринимать свои аккаунты в социальных сетях как виртуального «двойника». При помощи него они взаимодействуют с другими пользователями, формируют связи.

Аборигены знают: чем больше информации о себе они предоставят, тем больше социальных связей смогут построить. Поэтому они с большей охотой указывают школу, вуз, родной город, должность, посещенные места.

Иммигранты не воспринимают цифровой мир как дружественный, а потому, остерегаясь вторжения в личное пространство, гораздо осторожнее делятся личной информацией.

Иммигранты и аборигены смотрят на аккаунты друг друга в соцсетях с удивлением. Одни говорят: «Зачем же вот так все напоказ?» Другие: «Почему ко мне добавляется загадочный человек, который даже не указал в профиле свой город?»

Социальной иерархии для аборигенов не существует

Социальные сети показали аборигенам, что в интернете социальный статус уже не так важен: любой может написать комментарий мэру или отправить личное сообщение миллионеру. Автор блога с сотней тысяч подписчиков в интернете влиятельнее своего начальника. Традиционная социальная иерархия разрушается.

Поэтому аборигены могут позволить себе неформальное обращение с авторитетами: личные сообщения в социальных сетях, смайлы, отсутствие традиционных формул вежливости. Для цифровых иммигрантов это проявление невоспитанности. Для аборигенов — новый принцип коммуникации в сетевом обществе.

Как же теперь общаться? Вместо того, чтобы обвинять друг друга в нетактичности, нам стоило бы учится друг друга слышать и вырабатывать общий язык, который будет одинаково эффективен и понятен для всех.