Постиндустриальная эпоха меняет содержание многих профессий, а какие-то и вовсе может похоронить. Юристы как одна из самых массовых специальностей тоже в зоне риска. ЧТД разобрался, что ждет эту профессию в перспективе нескольких лет.

По данным службы исследований HeadHunter, на одну юридическую вакансию приходится примерно девять резюме. Каждый год армия юристов пополняется новыми выпускниками. Например, в 2012 году на юриста учился примерно каждый десятый российский студент, утверждается в аналитическом исследовании, которое провел Институт проблем правоприменения. Даже с учетом ликвидации неэффективных вузов вряд ли ситуация за последние годы изменилась кардинальным образом. Юристов по-прежнему не много, а очень много, и становится все больше.

Хотя не каждый обладатель юридического диплома идет работать по специальности, конкуренция на рынке труда все равно жесткая. А что в перспективе? В перспективе эксперты пугают еще и конкуренцией с роботами. Герман Греф летом 2017 года заявил об увольнении 450 юристов Сбербанка, потому что с их обязанностями уже успешно справляется искусственный интеллект. Планируется и дальше заменять специалистов нейронными сетями. А эксперты Московской школы управления «Сколково» и Агентства стратегических инициатив и вовсе прогнозируют исчезновение профессии юрисконсульта к 2030 году.

Кто не потеряется в этой бесконечной конкуренции? Только профессионалы, с функционалом которых нейронные сети не справятся.  

И то — при условии, что спрос на этот функционал будет относительно высоким. Попробуем разобраться с помощью экспертов юридического рынка, о каком функционале речь и как под него подстроиться.

Выберите, на чем сосредоточиться: узкая специализация или универсальность

Основная конкуренция за работодателей и клиентов сейчас разворачивается между специалистами общего профиля, которые берутся за любой документ и любой судебный спор. Таких юристов сейчас большинство.

Но будем честны: юрист широкого профиля — это знаток всего по верхам. Нужны ли такие поверхностные универсалы будущему? Единого мнения у экспертов нет. Многое зависит от ваших планов на карьеру. Узкопрофильных профессионалов на кадровом рынке меньше, при этом у них, как правило, выше зарплаты и более престижные работодатели. Зато их востребованность на рынке не так уж высока: массовые работодатели чаще ищут универсалов. Но и конкуренция между универсалами, как мы уже отметили, самая высокая.

Погружение в узкую тематику больше подходит внешним консультантам и адвокатам. Такие специалисты ценятся также в больших правовых департаментах крупных компаний, где функционал четко сегментирован между сотрудниками.

«Хороший юрист во всем разберется, если дать ему время, — рассуждает Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро „КИАП“, — но в современном мире как раз времени-то и не хватает, все нужно срочно или „вчера“. Если провести параллель с автосервисом, то для заказчика эффективнее нанять для смены колеса того, кто делает это по десять раз в день, чем того, кто об этом десять раз в жизни только слышал, а сам либо вообще ни разу не менял, либо делал это давно».

Зато юристу, который занимается правовым сопровождением малого или среднего бизнеса, наоборот, полезнее быть универсалом. Небольшим и средним компаниям не по карману услуги узкоспециализированных внешних консультантов. Собственные юридические отделы у таких компаний обычно максимум по два-три человека, а чаще всего всеми их делами и вовсе занимается единственный юрист, порой внештатный. Естественно, такие работодатели предпочитают тех, у кого есть опыт и в договорном праве, и в корпоративном, и в налоговых спорах, и в таможенных вопросах — везде понемногу. В ближайшие лет пять-семь в этом отношении вряд ли что-то изменится.

Если говорить о бизнес-практике, то самая желанная для многих юристов позиция — стать руководителем крупного юридического департамента.

Такие профессионалы вырастают как из универсалов, так и из узких специалистов. Но в любом случае это зона для «суперпрофи». Для них важны уже не только и не столько прямые профессиональные компетенции, сколько особые дополнительные «сверхнавыки» успешного топ-менеджера. Речь о сильных управленческих качествах, способности мыслить бизнес-категориями, отлично разбираться во внутренней кухне конкретного бизнеса и налаживать полезные контакты.

Развивайте дополнительные навыки

Без полезных дополнительных навыков не обойтись и рядовым юристам. Самый главный навык — это способность глубоко вникать в сферу своей работы не только с юридической точки зрения, но и чисто технически. К примеру, чтобы заниматься договорами в телекоммуникационной компании, надо разбираться в телекоммуникациях больше, чем среднестатистический пользователь услуг связи. Чтобы успешно консультировать по налоговым или антимонопольным рискам фармацевтическую компанию, надо представлять, как устроен фармацевтический бизнес.

Второй важный навык — технологичность. В какой бы сфере вы ни работали, везде понадобится безупречное владение современными технологиями и умение быстро адаптироваться к новым цифровым решениям. Современные юристы пользуются в работе далеко не только электронными базами данных, но и различными программами по планированию задач и контролю за большими проектами. Так что отговорку «я не технарь, я гуманитарий» давно пора забыть.

Многие интересные вакансии предполагают высокий уровень владения английским языком. Юристы «старой школы» иногда возмущаются: зачем? Все просто: язык необходим не только для участия в международных сделках и судебных процессах, но и просто для работы в компаниях с иностранными инвестициями, даже если эта работа напрямую с иностранным правом не связана. И в том, и в другом случае вам придется общаться с иностранными коллегами или как минимум готовить отчетность на английском.

Для юристов, желающих работать в консалтинге, особенно важны эмоциональный интеллект и навыки ведения переговоров. То есть все то, что позволяет вам выстраивать успешное общение с коллегами и клиентами. «Бездушный алгоритм никогда не заменит человеческого общения, — подчеркивает Денис Качкин, управляющий партнер адвокатского бюро „Качкин и партнеры“. — Еще долго будут востребованы высококлассные переговорщики, способные видеть суть проблемы, находить нетривиальные решения и доносить их в простой форме».

Избегайте работы с типовыми функциями

Перспективы роботизации юридической профессии сейчас сильно преувеличены. Полностью заменить юриста роботом, конечно, невозможно. Тем не менее кое у кого основания для опасений действительно есть. Конкуренция с искусственным интеллектом грозит юристам в рамках типового, рутинного функционала, который можно дешево и без рисков серьезных ошибок перевести в машинные алгоритмы и электронные сервисы. Это касается как юристов широкого профиля, так и узких специалистов, работающих в услугах для бизнеса и в услугах для частных лиц.

Например, громкое заявление о юридических роботах Сбербанка на деле означало, что компьютерная программа заменила лишь тех, кто вручную оформлял типовые иски о взыскании долгов. Строго говоря, эта функция и раньше не требовала глубокой компетенции и всегда считалась чисто технической.

Теоретически когда-нибудь можно автоматизировать работу по регистрации юридических лиц (эта деятельность сейчас составляет ощутимую долю рынка юридических услуг) и всю нотариальную функцию. Но это точно не произойдет быстро, потому что обе сферы тесно связаны с государственными услугами, к тому же в очень чувствительном сегменте, где любая ошибка грозит очень значительными последствиями. Тем же, чья работа связана со сложной комплексной экспертизой, индивидуальными проектами и с живым присутствием в суде, опасаться роботов точно не стоит.

«Сейчас время автоматизации рутинных операций в крупных юридических департаментах, а также стартовый период для электронных сервисов, которые ориентированы на частных лиц», — полагает эксперт по проектам LegalTech (то есть по роботизации юридической функции) Александр Трифонов. — С помощью таких сервисов люди смогут получить простые юридические услуги (типовые документы, ответы на стандартные вопросы), условно говоря, за 500 рублей. За такие деньги ни один юрист работать не станет. Значит, юристам, оказывающим подобные услуги, действительно стоит задуматься об углублении своей компетенции. Что касается более серьезных юридических функций, то пока никто из гигантов IT-рынка не научил «робота-юриста» работать с анализом российского законодательства и судебной практики так, чтобы вероятность ошибки не превышала хотя бы 10%. Это слишком высокий показатель, цена каждой ошибки слишком высока».