Переезд в другую страну даже на время заставляет больше внимания уделить себе и разобраться, что для нас по-настоящему ценно, считает писательница Ольга Мекинг, которая родилась в Польше, а теперь живет в Голландии. Подтверждение своему мнению она нашла в работах американских исследователей.

Ольга Мекинг

Я долго взрослела. В молодости я всегда впадала в ступор от вопроса: «Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?» Потом я вслед за мужем переехала из родной Польши сначала в Канаду, потом в Германию, а теперь живу в Нидерландах. Став экспатом, я поняла, что мой путь — писательство.

Пусть это и банальность, но многие со мной согласятся: эмиграция помогает найти себя. Эта народная мудрость теперь получила научное обоснование в исследовании организационного психолога Хаджо Адама (Hajo Adam) из Университета Райса в Хьюстоне (Техас, США) и его коллег.

Они проанализировали шесть работ, посвященных тому, насколько ясным представлением о себе мы обладаем. Участниками исследований предлагалось оценить утверждения: «Мои взгляды на себя часто противоречат друг другу» или «Я провожу много времени, размышляя, что я за человек». С каждым из них можно было согласиться или не согласиться.

Как обнаружил Хаджо Адам, лучше всего с осознанием себя обстоят дела у тех, кто живет за границей. Свободные от ограничений и ожиданий, присущих их собственной культуре («настоящий немец должен то-то и то-то...»), экспаты получают возможность понять, что им на самом деле важно.

Так, например, сам Адам, переехав из Германии во Францию, обнаружил, как ценит тех, кто приходит вовремя: осознать свою любовь к пунктуальности ему помогла привычка французов приходить на вечеринки с опозданием. Иногда лишь такое большое изменение в жизни, как эмиграция, помогает понять, что для нас важно.

Как заметил ученый, «постоянно сталкиваясь с непривычным опытом, начинаешь лучше понимать, что для тебя ценно». Я пришла к тому же выводу, живя в Нидерландах.

Голландцы считаются очень прямолинейным народом, и только живя среди них, я поняла, как мне важны светские условности при налаживании контакта.

Адам и его коллеги показали, что важно не число стран, в котором ты жил, а длительность пребывания в каждой стране. Иными словами, лучше прожить десять лет в одной чужой стране, чем по два года в пяти разных странах. Почему? «Дело в том, — объяснил мне Адам, — что сразу после переезда  мы больше заняты всякой прозой жизни: где поселиться, как вызывать врача, куда ходить за покупками. А вот после того, как человек немного обустроился, у него появляется время сосредоточиться на себе».

Моя жизнь подтверждает этот тезис. Когда мы с мужем только переехали в Нидерланды, я не знала, куда себя деть. Решение пришло, когда я была беременна нашим вторым ребенком: я начала вести блог. Меня подвигла на это скука, а еще социальная изоляция и желание потренировать мозги.

Я назвала его «Европейская мама» и стала писать обо всем, что приходило в голову. Мне просто хотелось устроить площадку, где я могла бы делиться опытом и общаться с другими экспатами-родителями. Но со временем мне пришло в голову, что я могу делиться мыслями не только с читателями блога. Так я стала фрилансером и за три года успела написать статьи для Washington Post, Quartz, BBC и Guardian.

В более раннем исследовании Адам обнаружил, что жизнь за границей и общение с представителями разных культур раскрывает в нас творческий потенциал. И действительно, переехав в Голландию, я стала всюду замечать сюжеты для заметок.

Например, листая в супермаркете журнал, я наткнулась на статью про никсен — голландскую традицию ничегонеделания — и поняла, что должна об этом написать.

Я стала целенаправленно искать причудливые и странные истории: про людей, которые кричат на рис, или про вторжение американских лангустов в голландский городок Делфт.

Я не собиралась становиться писателем, но оказалось, что больше всего в жизни мне нравится писать. Не знаю, узнала ли бы я об этом, если бы не переехала. Погружение в инородную среду пробудило во мне отчетливое понимание себя, что я из себя представляю и что для меня ценно. Или, говоря словами Адама и его коллег, «удаляясь от дома, мы можем приблизиться к себе».