Фото в стиле «я подпираю Пизанскую башню», пляжи, экскурсии по церквям и сувениры в киосках — стандартные сценарии путешествий дают отдохнуть от работы, но вряд ли запоминаются на всю жизнь. Для этого нужны знания, усилия и опытный проводник. Ирина Цуканова пять лет назад оставила работу в арт-галерее, чтобы создать Morethan.Travel — агентство авторских путешествий с экспертами. Она рассказала ЧТД о том, куда приводят по-настоящему нехоженые тропы.

Обычный гид покажет вам шаманское представление, но это будет аттракцион. С  экспертом все иначе, он не просто ведет тебя смотреть, как режут барана и мажут его краской, а рассказывает, почему это происходит. Кто эти люди. Откуда это выросло. Ты совершенно по-другому с этой реальностью взаимодействуешь,  получаешь ключ к прочтению чужой культуры.

Когда мы едем в путешествие, берем с собой человека, который может показать больше, чем обычный гид. У него есть связи, личные знакомства, которых нет ни у кого.

Например, когда мы были в Сванетии, нас принимал митрополит Батумский на пасхальном завтраке прямо у себя дома. Была только наша группа и мэр города со своей командой. Все благодаря личным отношениям.

Кто такие проводники

Критерии при выборе экспертов — не только их энциклопедические знания. Они должны посвятить всю жизнь этому делу. Это люди, которые излучают энергию любви к своему делу. Им важно этим делиться, и они заражают этим других.

Эксперт так или иначе лидер. На него равняются, за ним тянутся. Его искусство в том, чтобы менять парадигму, уводить от сиюминутного к вечному.

Часто общение с такими людьми — это возможность изменить  мировоззренческую позицию, самому начать то, на что долго не мог решиться.

Как-то у нас был вечер встреч. Собрались участники наших путешествий, стали делиться. Несколько из них после возвращения открыли новый бизнес: кто кофейню, кто магазин одежды. Думаю, это было влияние наших экспертов — людей, которые влюблены в свое дело. Находясь в их обществе, хочется тоже проявлять лучшее в себе, слушать себя, а не то, что диктует социум.

Ближе к людям

Если мы в Шампани, мы идем в дом к виноделу. Обычно это делают все, но французы именно в свои дома не очень-то пускают. Благодаря эксперту, который живет в Шампани и у него есть квота доверия, у нас получилось. Мы не в гостевой домик идем, а на ужин, в семью. Выходит хозяин, мы весь вечер общаемся, спрашиваем, как ему достался этот виноградник, как он за ним ухаживает.

Шампань

Это помогает перейти от мифа, красивой картинки, к реальности, тому, как живут люди. Он может сдать этот домик и жить где хочет, но даже мысли об этом не допускает. Это семейное дело, он получил это в наследство. «Как Иван-дурак из вашей сказки, — говорит. — Два старших сына уехали в города, а мне ничего не осталось, как принять этот бизнес».

Одно из путешествий у нас было построено только из таких встреч. Это закулисье высокой моды в Париже. Одна из наших экспертов пишет и снимает кино о тех, кто создает высокую моду, дружит со многими модельерами. В первый день мы, например, завтракали с моделями Хельмута Ньютона, а обедали в мастерской ребят, которые делают одежду haute couture.

Я очень переживала, но это было самое вдохновляющее наполнение программы. Люди задают вопросы про путь, выбор, достижение успеха. И это тоже дает пищу для понимания себя, вдохновляет. С нами были два дизайнера моды, которые, вернувшись, создали новые коллекции. Отправной точкой для них было  путешествие.

Мир семьям

Наши детско-родительские путешествия начались с моего личного опыта. Я сама трудно проходила подростковый период своей дочери.

Собственно, я начала делать путешествия в тот момент, когда было трудно справляться с этим подростковым периодом. Ужасно тяжело. Проблема, как это часто бывает, заключалась в родителе, то есть во мне.

Когда есть какие-то ожидания, каким должен быть твой ребенок, ты пытаешься его впихнуть в эти ожидания. Дочь начала очень рано бунтовать, у нас возник серьезный конфликт. Прямо тупик был, мне казалось, я ее теряю. И в этот момент родилась идея сделать путешествия родителей и детей. Они участвуют на равных. Это командная работа. Мы вместе участвуем в мастер-классах, готовим, разгадываем загадки. Ситуации бывают разные. Они друг друга видят по-другому, чем в привычных ролях. Им приходится находить совместные решения. Мне этот опыт помог выйти из конфликта и ее принять.

У нас был мастер-класс в Вене. Молодой повар очень креативно подошел к ситуации. Они готовили брускетты. Он показал 10 видов помидоров — какие подходят для пиццы, какие для пасты. И ребенок, который вообще никогда не мог смотреть на помидоры, с удовольствием их сам приготовил и съел.

В другой раз у нас было литературное путешествие по Одиссею. С нами вместе ездил культуролог. Мы что-то писали, проходили разные жанры. Вещный мир Одиссея. Герои, линии разные сюжетные. И мы каждый день писали. Моя дочь сказала, что не будет ничего писать. Хватит с нее школьных сочинений, она хочет просто загорать.

Я сказала: «Конечно, это дело добровольное». Потом мы накрывали свечи на яхте и каждый вечер читали свои сочинения. Это такой интимный процесс, раскрывающий! Она слушала, что писали другие, и день на пятый начала писать, и увлеклась так, что стала вести блог, до сих пор пишет. Стала записывать свои впечатления, эмоции в виде таких мини-эссе.

Слава Полунин и его дверь в детство

Я увидела Полунина на фестивале «Возраст счастья». Мы думали о том, чтобы стать туристическим партнером фестиваля. Я услышала его лекцию. Он рассказал про свою Мельницу —  дом, пространство, где он постоянно что-то придумывает, дурачится, к нему приезжают друзья, устраивают эксперименты и представления.

Я никогда не думала, что он такой философ. Я к нему относилась как к клоуну. «Работать нужно только с теми, кого хочешь обнять» — очень глубокая мысль Полунина. И вот эта легкость, игра меня очень зацепили.

Сначала я приехала к нему на «Желтую мельницу» сама, а потом стала возить группы. Просто так приехать постучаться — нельзя. Случайных путешественников пускают только несколько раз в год, на праздники. А на праздники, которые делаем мы, можно задать ему вопросы, поговорить, услышать советы, мнения.

Желтая мельница

Однажды мы нарядились цыганами. Мы делали цыганский пикник. Готовили суп, попрошайничали, гадали, мазали всех сажей. Танцевали, пели песни. В другой день у нас был «Горошковый день». Мы должны были подходить к людям и лепить им блестки-горошек на лицо. Когда ты дурачишься, это такая свобода! Ты освобождаешься от груза социальных ролей и становишься собой.

Пошатнуть культурные основы

Мы несколько лет назад путешествовали с византологом по греческим островам, связанным с историей Византии. Смотрели много фресок, храмов, говорили об истории империи. Ни у кого не было специальных духовных задач. Но потом все сказали, что поехали арт-путешественниками, а вернулись паломниками.

Мы посетили один из византийских храмов, который был брошен. Два человека залезли к алтарю, светили телефонами.

Другие просто смотрели в окошко. Храм был брошенный, опустевший. И я предложила спеть — это было спонтанно, без всякого плана, просто пришло в голову.

Среди нас был батюшка с Алтая. Это был остров Патмос, а он с Малого Патмоса, с Алтайского. И они с матушкой запели, и в этот момент что-то произошло. Пространство ожило, храм откликнулся. Все потом говорили: это было что-то нематериальное. Не знаем что, но что-то было. После этого они вернулись и свои убеждения подвергли сомнению, даже те, кто считал себя атеистами.

Племя Хадзи

Переживания другого рода — путешествие в Африку с антропологом. Причем не в те места, куда приводят всех туристов, а к племенам хадзи и датоги, которые сохранили живую культуру. Масаи, к которым все ездят, — это культура искаженная, подвергшаяся влиянию социума.

А хадзи и датоги живут достаточно изолированно, и в основном с ними общаются ученые. У них абсолютно свой мир, свои законы.

Например, они не знают свой возраст, не записывают дату рождения. Информация о роде передается в песнях. Принятие решения о том, взрослый ты или нет, определяется тем, каким навыком человек обладает. Если мальчик может убить крупное животное, он может жениться, даже если ему 9 лет.

И это, конечно, тоже открытия, которые переворачивают представление о мире, в котором ты живешь. Особенно в том, как родители содержат своих детей сейчас.