Зачем успешный человек покидает офис и отправляется в горы — на Эльбрус, Килиманджаро, Эверест? Что вершина может дать такого, чего не дает жизнь в мегаполисе? Как найти себя, затерявшись среди облаков? Об этом ЧТД рассказал Константин Борисов — карьерный консультант, хедхантер компании Support Partners, ведущий тренинга по формированию и развитию команд и автор книги «Командо©».

«О чем мечтает вчерашний выпускник вуза, который только готовится сделать первые шаги по карьерной лестнице? Ему 22, он пребывает в твердой уверенности, что счастье — это высокооплачиваемая работа, солидный счет в банке, большая квартира, хорошая машина, красавица-жена и дети. И, если все делать правильно, годам к 35-40 все это непременно будет.

Но вот наступают те самые 30, 35, 40 лет, и оказывается, что, даже если «полный набор» в наличии, ощущение счастья может к нему не прилагаться.

Или тебя год за годом мучают вопросы, а найти на них ответа не удается. Что-то похожее случилось и со мной. В прошлом году мне стукнуло 36, я переживал болезненный развод и чувствовал острую потребность сделать что-то, что вырвало бы меня из контекста, отвлекло от насущных проблем. И тогда я отправился в горы.

В составе группы совершил восхождение на Эльбрус, потом в начале этого года сам собрал команду топ-менеджеров и собственников бизнеса и отправился покорять самую высокую гору Африки — Килиманджаро. А уже этой осенью мы пойдем к предгорью Эвереста. И это — не просто список очередных, пусть даже очень значительных личных свершений.


«В Килиманджаро с меня спали кандалы страха»


В горах со мной произошло нечто удивительное. При первой встрече у подножия Эльбруса инструктор произнес фразу, которая показалась банальной и смешной: «Гора меняет людей». Оказалось, это действительно так.

Восхождение как способ медитации

При восхождении происходит примерно то же, что и во время длинной церковной службы: впадаешь в медитативное состояние. Первый час в голове работает «радио»: «Какой вид!», «Надо было ботинки по-другому завязать», «Интересно, что за птица?». А дальше... Дальше логика отключается, приходят успокоение, прозрение, инсайты. Ты идешь в гору — семь, восемь часов подряд. Перед тобой мерно покачивается чей-то рюкзак.

Убаюкивающее действие, тяжелая физическая нагрузка — все это приводит к тому, что рано или поздно сознание «открывается».

В голову начинают приходить ответы на главные вопросы. Выходить ли на новую работу? Открывать ли свой бизнес? Жениться? Разводиться? Переезжать в другую страну? Там, внизу, в обычной жизни мы не можем на них ответить: слишком много аргументов за и против. А горы вносят ясность. Ты получаешь ответ, спускаешься и воплощаешь принятое решение в жизнь.

По крайней мере, со мной было именно так. Горы оказались пространством инсайтов. Я поднимался на вершину, чтобы что-то себе доказать, что-то преодолеть, а бонусом получить отличные фотографии и сильные впечатления, о которых можно будет рассказать друзьям. Но куда большей ценностью оказалось пребывание наедине с собой, познание себя.

Горы в 20 и 35 — разный опыт

Всем ли подходит горный туризм? Конечно, восхождению могут препятствовать проблемы со здоровьем, а вот с точки зрения внутренней готовности, зрелости, думаю, «противопоказаний» нет. Другое дело, что для молодежи и более зрелых людей это будет совершенно разный опыт.

Молодой человек, скорее всего, восхитится горами, высотой и тем, что сумел достичь цели, а более взрослый — проведет огромную внутреннюю работу и получит ответы на главные вопросы.

К слову, так происходит не только в горах. Взять типичный беговой клуб, где готовят к марафонам. Молодых ребят там немного: к марафонам приходят лет в 35-40.

Так было и со мной: в 32 года я пробежал свой первый марафон, а в 2017 году участвовал в байкальском ледовом марафоне — зимнем 42-километровом забеге по льду Байкала, который входит в топ-5 экстремальных марафонов мира.

Уроки вершин

За два восхождения я понял, что горы — прекрасное средство проверки характера. Внизу каждый из нас скрыт за ширмой, тонировкой: дорогие костюмы, часы, хорошие машины. За всем этим не видно, какие мы на самом деле, какие мы настоящие.

В горах же приходится прилюдно делать сложный, неудобный выбор. Рано или поздно встает вопрос, будешь ли ты помогать тому, кто устал, понесешь ли его рюкзак, поделишься ли пайком. В горах многое узнаешь о самом себе, да и окружающие — как на ладони.

Даже те, кого ты хорошо знал, в походе открываются с новой стороны.

Случается, горы вскрывают в человеке более сильную форму эгоизма, чем можно было предположить. А бывает и наоборот: оказывается, что в хрупкой женщине — стальной несокрушимый дух, она не только продолжает путь на пределе возможностей, но и мотивирует других.

В горах с меня спали «кандалы страха». Во время первого восхождения я оказался в интернациональной группе: кроме меня, в ней было восемь немцев и четверо индийцев. В какой-то момент инструктор, чувствуя, что группа ведет себя неслаженно (люди разных национальностей, некоторые плохо понимают английский), попросил меня присматривать за немцами, благо я хорошо знаю язык.

И я повел немцев в горы, хотя сам там был в первый раз. Я и сам побаивался делать то, что должен был делать с группой, но пересилил себя, и незнакомые люди совершенно естественно начали меня слушаться, идти за мной. Этот опыт помог мне по-новому вести себя в профессиональной жизни.

Совсем скоро, в ноябре, мы окажемся в стране загадок, Непале, и совершим восхождение к базовому лагерю Эверест на высоту 5600 метров. Я уже начал формулировать вопросы и уверен, что горы снова дадут мне на них ответы».