«Да пребудет с тобой Сила!» — приветствие рыцарей-джедаев из «Звездных войн» будоражит умы фанатов каждый раз, когда на экраны выходит очередная часть фантастической киносаги. ЧТД разбирался, что это за мистическая энергия, связывающая вселенную, и какие философские концепции за ней стоят.

Джедаизм — это религия или философия?

Конечно, религия. Джедаи не сомневаются в концепции мироздания, где всем сущим управляет Сила. То есть верят. В философии, которая постоянно сомневается и задает вопросы, игра ведется совсем по другим правилам.

Более того, свод верований джедаев можно смело называть религией не только для вселенной «Звездных войн», — но и для нашей, земной реальности.

Сегодня, например, в США для молодых людей открыты двери целого ряда академий, аффилированных с одной из официально зарегистрированных джедайских церквей. Существует и джедайско-католический колледж — то есть вполне себе христианский, только с элементами научной фантастики.

Джедаизм — это религия, каких до XX века не существовало. Во второй его половине появился целый ряд «как бы» религий, исповедовать которые не стыдно профессору биохимии или убежденному атеисту. Потому что все они — пастафарианство, дискордианство, джедаизм, церковь саб-гения (sub-genius) — существуют на грани. Про эти «церкви» нельзя с уверенностью сказать, что это: религия, замаскированная под пародию, или пародия, замаскированная под религию.

Смесь Ницше и Шаолиня

Создавая религию джедаев, Джордж Лукас, по его собственным словам, черпал вдохновение отовсюду: в европейском рыцарстве, кодексе самураев, шаолиньском монашестве, индуизме, философии и мифологии древней Греции и Рима, в мировых религиях.

Впрочем, в документальном фильме «Наука Звездных войн» (2005) Лукас говорит — в совершенно гегельянском духе — следующее: «Большая часть духовного мира фильмов о Звездных войнах основана на синтезе всех религий. На синтезе, имеющем место в самой истории понимания человеком непознаваемого и тех путей, на которых он с ним пытается взаимодействовать или взаимодействует».

Это заметно хотя бы потому, что индийские сикхи (не путать с врагами джедаев ситхами и сиддхами – сверхъестественными силами «продвинутых» йогов), считают "Звездные войны" чуть ли не национальным кино. Дело в том, что символ их веры очень похож на эмблему ордена джедаев.

А китайские фанаты заявляют, что Лукас почти дословно позаимствовал оригинальный сюжет саги из «Возвращения героев Кондора» – культового романа о боевых искусствах в жанре "уся" гонконгского автора Луи Ча Лунь-Юна (более известного по псевдониму Джин Йон). Кроме того, поиск в Google по запросу "Jedi" практически сразу выдает изображение меноры (еврейского ритуального семисвечника) из лазерных клинков. 

Хорошо знать и о другом — по словам того же Лукаса, ядром этого разношерстного конгломерата стали философия Ницше и психология мифа Дж. Кэмпбелла.

Книга Кэмпбелла «Тысячеликий герой» (1949) произвела неизгладимое впечатление на Лукаса. Сам Кэмпбелл находился под влиянием не только Ницше, но также Шопенгауэра, Томаса Манна и Станислава Грофа. Все мифологические истории он считал вариациями одного великого приключения, или «мономифа», который так и останется лежать мертвым грузом на книжной полке, если его не «примерить на себя самого», не позволить себе свободно импровизировать.

При чем тут панпсихизм?

«Да пребудет с тобою Сила!» — говорят при встрече друг другу рыцари-джедаи. Из-за этой фразы сложилось мнение, что в основе философии «Звездных войн» лежит панпсихизм, то есть представление об одушевленности всего живого.

Однако при более близком знакомстве с фильмом становится понятно, что в его основе не панпсихизм, а, скорее, панэнтеизм — слово составлено из трех греческих корней: «все» (π̃αν/пан), «в» (ε’ν/эн), и «бог» (θε´oς/теос).

Панпсихизм есть вера в существование пронизывающей Вселенную таинственной энергии, которая, будучи порождающей инстанцией, тем не менее, не обладает ни интеллектом, ни личностью. В этом плане «психея» сродни электричеству. Если у нее и есть некая воля, то она может быть описана словами «притяжение» или «стремление», но никак не словом «решение».

Во вселенной «Звездных войн» Сила действует не совсем так. По словам Йоды, самого авторитетного магистра-джедая, «ее энергия окружает и соединяет нас». Сила организует все во Вселенной, позволяя всем существовать по отдельности, но — в то же самое время — в тесной связи друг с другом.

Все вышеперечисленное, конечно, похоже на панпсихизм. Но Йода также заявляет: Сила — это то, во что мы превращаемся после смерти. Таким образом, Сила не просто пронизывает все сущее, но и сама по себе является субстанцией, из которой сделан мир.

Более того, в «Звездных войнах» у Силы есть четкая воля — и она целиком на стороне ордена джедаев. А это никак не соотносится с концепцией панпсихизма.

Как считает современный американский философ Джордж Данн, к джедайской Силе легко применимы слова древнегреческого поэта Эпименида о Зевсе, который, будучи верховным божеством, является в то же самое время элементом, «в котором мы живем, движемся и в ком имеем наше бытие».

Почему миди-хлорианы все портят?

Самым главным аргументом против панпсихистской, панэнтеистской или даосской интерпретаций вселенной и религии «Звездных войн» являются так называемые «миди-хлорианы» (с точки зрения языка оригинала этот термин правильнее писать не слитно, а через дефис). Об их существовании многие непродвинутые фанаты саги и слыхом не слыхивали, а многие продвинутые предпочитают как бы не знать.

Миди-хлорианы впервые появляются довольно поздно, в фильме «Звездные войны. Эпизод I: Скрытая угроза» (1999 год). Они представляют собой симбиотическую микроскопическую разумную форму жизни, присутствующую в любой клетке любого существа. При этом они — своего рода связующее звено между живыми организмами и Силой.

Поклонники киносаги не сходятся во мнениях, содержится ли Сила непосредственно в этих частицах, тождественна она им или нет. Тем не менее известно, что у обычных людей концентрация миди-хлорианов составляет что-то около 1500 на клетку. Если концентрация выше, человек становится способным ощущать Силу. Но не всегда так, как надо.

Самой высокой зафиксированной концентрацией миди-хлорианов на клетку (порядка 20 тысяч) обладал Анакин Скайуокер, которого приметил и выучил самый «продвинутый» джедайский наставник Кви-Гон Джинн. Учитель был уверен, что перед ним «Избранный», о котором говорили туманные пророчества, и тренировал его несмотря на уверения всех остальных, что Анакин, мягко говоря, не всегда адекватен. Чем история закончилась, все мы знаем. Анакин перешел на «темную сторону» и стал зловещим Дартом Вейдером со сдавленным дыханием и черной маской.

Этот момент полностью выламывается из любой из пан-концепций, переводя Силу и ее объяснение почти что в область естественных наук.

«Сила»: трудности перевода

Некоторой путанице вокруг джедайской религии способствует то, что на русский язык два разных английских слова — power и force — переводятся одним — «сила». И вроде бы интуиция подсказывает, что джедайская Сила — это, скорее всего, power. Но нет! «May the Force be with you!» — говорят джедаи.

В чем разница между power и force? Если коротко, то древняя/ традиционная/ средневековая магическая сила — это magical power, а описываемая наукой сила природы — natural force.

Когда человек, например, обрел сверхъестественную силу, она называется supernatural power. Если же на героя действует нечто сверхъестественное извне — это уже supernatural force. В этом смысле Сила джедаев близка миру научной фантастики и современной литературы ужаса.

Power — это власть (в том числе государственная), мощь и/или полномочие. Force — во множественном числе forces — это в том числе войска, вооруженные отряды. Таким образом, столкновение Империи, которую поддерживают злые ситхи, и повстанцев Республики, которых защищают добрые джедаи, выглядит как противоборство power и force.

В этом смысле джедайская религия походит на светскую религию философов и революционеров Нового времени.  

Лозунг «Да пребудет с тобою Сила» слышится не как благословение индуистского учителя, призывающего найти всемогущего бога в самом себе, а как сухое и стоическое приветствие лишенного всех иллюзий партизана, обладающего конечным телом, но бесконечной волей и непоколебимой верностью.

Как сказал бы современный французский философ Ален Бадью, после того, как потеряно все, единственное, что остается, — это дисциплина.