Метафорой нашего существования часто служит противостояние человека и мира. Мир бросает нам вызов — и от того, как мы ответим, зависит наша судьба. Самый главный вызов для любого из нас — осознание собственной смертности: «Ты знаешь, что рано или поздно умрешь. Что будешь с этим делать?» Есть и другие, столь же насущные вопросы. Психолог Илья Латыпов считает, что перед мужчинами некоторые из них стоят особенно остро.

Мы оказались в ситуации, в которой прежние ответы устарели. Традиции рушатся, а жизнь продолжает задавать те же вопросы, которые звучали в сознании наших предков. Вопросы есть, а ответы приходится находить самим...

Разрушение порядка, основанного на доминировании мужчин, в первую очередь ударило именно по ним (по нам...). Поэтому, возможно, они сильнее страдают, не находя ответов. Не зря же известный психолог Филипп Зимбардо свою последнюю книгу назвал «Man (Dis)connected», отсылая к ощущению растерянности и «выключенности» мужчин, оказавшихся в реалиях современного мира. На какие вызовы нам предстоит ответить?

Вызов человечности. Мир спрашивает мужчину: готов ли ты быть живым человеком, испытывающим и проявляющим эмоции, уязвимым, признающим за собой право на слабость, — или же ты будешь функционирующим механизмом, пытающимся жить без эмоций, запрещающим себе уязвимость и слабость?

При традиционном понимании роли мужчины он должен отбрасывать свои переживания во имя чего-то высшего, быть в первую очередь функцией, а не человеком. В ответ на боль (физическую или душевную) мальчиков учили только одной реакции — терпеть. В результате многие мужчины попросту боятся сильных эмоций, не умеют с ними справляться иначе, чем агрессией против всего и вся или же с помощью выпивки.

Нежность превращается в грубость, сексуальность и соблазнение — в насилие, боль от поражения или отвержения — в ненависть. Эмоциональность уплощается до простых реакций.

И уж тем более много страха перед женской эмоциональностью, которая называется просто и коротко: «вынос мозга». Если не понимаешь, как быть с собственными чувствами, — то от чужих мозг точно будет «вынесен».

Вызов власти. У мужчины есть выбор: строить отношения с женщинами на основе уважения и признания равенства их в человеческом достоинстве, или держаться отношений, основанных на доминировании и иерархии.

Этот выбор сложно принимать в ситуации, в которой «мужское» определяется как хорошее и противоположное «женскому».

Уважение и признание равенства означает не только стремление строить отношения на основе партнерства и взаимных договоренностей, но и готовность к открытой и честной конкуренции. Например, спорить с женщиной-начальницей или коллегой не потому, что она женщина («что путного скажет баба?»), а потому, что вы не согласны с конкретными идеями и были бы не согласны, если бы их высказал мужчина.

Вызов власти не означает полного отказа от ведущей роли — в конце концов, в чем-то мужчина может быть ведущим, в чем-то — женщина. Вызов власти выдвигает на первый план способность договариваться, а не слепо подчиняться авторитету на основании формальных признаков.

Парадоксальным образом вызов власти приводит к появлению мужчин, буквально раздавленных женским авторитетом. Ведь если ты подчинился женской власти (чаще всего — материнской), не смог противостоять ей — кто ты? В традиционной модели — точно не мужчина, и уже сам «проигравший» успешно унижает и подавляет себя за это.

Вызов отцовства. Если не сложатся твои отношения с женщиной — готов ли ты остаться отцом, или же отношения с детьми — это продолжение отношений с женщиной? В мире, в котором женщина и ее дети — собственность мужчины (или расположенные ниже в иерархии существа), отцовство понимается как власть. И если женщина уходит, то или дети остаются с отцом, или же отец фактически бросает детей.

Эмоциональные связи в таком мире вторичны и часто легко подавляются. В чем достоинство мужчины — достоинство отца своим детям, или же достоинство собственника, у которого отобрали власть? Увы, в нынешней России огромное количество мужчин уклоняется от участия в жизни своих детей — хотя бы через финансовую поддержку, если уж привязанность отсутствует. Но и женщины часто понимают отцовство как прямо связанное с отношениями супругов.

Вызов взрослости. «Готов ли ты обслуживать свои потребности сам, или ты ждешь, когда кто-то это сделает для тебя?» В мире доминирования мужчин все устроено просто: их обслуживанием занимаются те, кто ниже в иерархии. Погладить рубашку, приготовить себе или детям поесть, ходить за покупками и так далее — все, что связано с бытом и не имеет отношения к зарабатыванию денег, обесценивается. Мужчина сражается — женщина ухаживает.

Но как быть в мире, в котором «сражаются» и мужчина, и женщина? В таком мире неспособность к самообслуживанию превращается в инфантильность.

Мужчины ищут ответы на эти вопросы. От ответов в конечном итоге зависит, каким мужчиной каждый из них будет себя ощущать. Ранняя смертность мужчин в России говорит о том, что найти ответы бывает непросто. Но, к счастью, это все-таки возможно, а значит, можно жить, заново изобретая свою роль и не предавая свою мужественность в этом меняющемся мире.