Евгений Солодкий родился в Саратове в 1963 году. Архитектор по образованию и отец четырех детей пишет картины, создает мультфильмы и разрабатывает дизайн интерьеров. Он рассказал ЧТД, как «купил себе свободу», построив на Волге океанскую яхту «Гелон».

Сделать ход конем

«Гелон» — не игрушка. Это одна из крупнейших парусных яхт, построенных в современной России. Ее водоизмещение — 80 тонн, длина — 30 метров. Деньги на строительство яхты я заработал своим искусством. Это важно.

В девятом классе по совету дяди-строителя я решил стать архитектором. И испытал облегчение. Потом, впоследствии, был очень благодарен архитектурному образованию. Ведь архитектура — это комбинация чувств, идей и ума.

Что сейчас происходит в мире дизайна или архитектуры, я, к счастью, не знаю — живопись и море поглотили меня полностью.

Из Саратова я уехал в Москву и прожил там около 10 лет, как креатор-художник вышел на достаточно хороший уровень. Мне стало скучно. Раздражала предсказуемость. Противно было ощущать себя винтиком, пусть и удачливым. И родилась идея — сделать ход конем. Построить яхту и уйти на ней в плавание.

В этой мысли был драйв. Яхту я строил 12 лет. Строительство начинали с партнером, увлеченным яхтсменом. Но через два года он вышел из игры. Остальные 10 лет я достраивал яхту безо всяких знаний о судостроении, напрягая интуицию, на чистом упорстве и нежелании проигрывать.

«Яхта для меня – инструмент творчества»

«Гелон» — мое произведение, я делал его не только крепким, но и красивым. Его обшивка и интерьеры кают — произведение искусства.

Яхта в степи

В 2003 году «Гелон» был в основном построен. Это был «черновик» яхты, способный держаться на воде, дальше я достраивал его, работал над интерьерами. С тех пор он — мой дом.

Я понял, что жизнь совсем не такая, какой мы ее представляем. Что все — возможно, надо просто захотеть и суметь. Надо идти вперед, несмотря ни на что.

Романтика яхт существует только на картинках. Яхта, образ жизни на яхте — это совсем не романтика. Это предельное обнажение всех человеческих чувств — от восторга до ужаса. Это максимальное ощущение жизни. «Гелон» — это предел человеческих возможностей. Это 80 тонн энтропии. Это постоянное испытание себя на прочность. Это жизнь!

В 2012 году состоялось наше первое плавание. С группой единомышленников мы совершили переход через ноябрьское зимнее Черное море. Я фактически впервые был на парусном судне, и притом — в звании капитана. Звучит дико и странно, но это правда. Просто тогда у меня не было другого выхода. Тут как и с судостроением: никаких знаний, только адское напряжение интуиции и удача.

Команду я набираю через интернет. Чаще всего это иностранцы со всех уголков мира. Забавно, когда на борту, в одной команде, люди из Японии, Африки и Америки. Получается настоящий парад разных менталитетов — и все делается очень весело.

Мои дети — лучшие помощники и матросы. Особенно старший, Елисей, он уже взрослый. Он был со мной, когда в 2012 году на «Гелоне» мы впервые покинули Россию. И после этого он часто приезжал на яхту. Севастьян, ему сейчас 17, тоже потихоньку готовится стать морским волком.

Гелон — это описанная Геродотом самая северная колония эллинов. Она была где-то на территории то ли современной России, то ли Украины, и ее сжег персидский царь Дарий в 512 г до н.э.

Никто точно не знает, где был этот город, но некоторые археологи предполагают, что на месте Саратова. Так что Гелон — это легенда.

А мой «Гелон» — яхта, построенная в степи (оцените прикол). Притом «Гелон» — именно океанская посудина, такой океанский джип, — прочный корпус, крепкий рангоут. Ему даже на рифы не страшно садиться, этим мы постоянно занимались в плавании. Продать его легко, но я не хочу. Впереди большие проекты, связанные с судном. А если продам, останутся всего лишь деньги.

Яхта производит впечатление не только в Саратове. Даже турки были удивлены, что судно я построил собственными руками, абсолютно с нуля. Саратов — город неблагодарный. Я очень много вложил в него сил — но увы, ничего не принесло плодов. Так что как город он меня не интересует. Волга — это намного интереснее. Достраивая «Гелон», я 7 лет жил на его борту. Яхта стояла на середине Волги, даже мультфильм про Волгу снял.

В 2012 году шхуна зимовала в Саратове на Набережной Космонавтов (холода и льда судно не боится, отапливались дровами), а 2016 год «Гелон» встречал в Турции.

«Я же не фотоаппарат, пишу ощущение»

Я живу, продавая свои картины. Вернее — покупая свободу. Тут, наверное, важно, помимо необычности, еще и умение себя показать. Все-таки опыт работы с такими компаниями, как BMW, положительно отразился и на самооценке. Работаю в разной технике, экспериментирую. Мои картины может купить каждый, некоторые из них стоят совсем недорого. 

Ангел мелкого созидания
Ангел мелкого созидания

Любимые темы картин — конечно, корабли, а еще — люди, ангелы и демоны. И город. Для меня, как для художника, важны впечатления, эмоции. Путешествия, особенно сложные и опасные, дают многогранные ощущения, которые потом выплескивается на холсты.

Я люблю писать разные города — Стамбул-Константинополь, Бодрум с замком Святого Петра, сказочный греческий Сими, да и другие городки. Но пишу их не реалистично, я же не фотоаппарат, пишу ощущение.

Когда я пишу пейзажи Санкт-Петербурга, то меня не оставляет чувство, что копирайт на картину принадлежит не мне, мои картины украдены у города. Самая большая радость — удачная картина. Ощущение Бога внутри себя. А неудачный холст (и такие бывают) — адские муки адского разочарования.

Сейчас я стараюсь больше времени проводить на твердой земле — так проще заработать на следующие проекты. Живя в Саратове, я провожу время на улице Второй Пугаческий проезд — очень живописное местечко, которое приятно поэтизировать на картинах.

Российская провинция
Российская провинция

Ступеньки лестницы

Я считаю себя гражданином мира. В чем главная фишка? Планка качества — не уровень жизни соседа, а свое место в огромном и сложном мире. В этом и проблема многих людей (и саратовцев в том числе) — они мыслят локально, и, соответственно, все их проекты, которые не гармонируют с этой локальностью, — не получаются.

Люблю путешествовать — и на яхте, и на машине. Яхта для меня — инструмент творчества. Все-таки я — художник.

Одна из особенностей «Гелона» — открытость. Я с удовольствием провожу для всех желающих экскурсии по яхте, на ней проходят выставки современного искусства, творческие встречи. И люди это ценят. Они чувствуют, что «Гелон» — это совсем другой мир, некое зазеркалье.

Попасть на яхту легко, приглашаются все желающие. Входной билет стоит 30 долларов, на эти средства и средства от продажи картин поддерживается яхта и существует ее экипаж.

Мечты никогда невозможно осуществить. Все наши мечты — это всего лишь ступеньки лестницы, ведущей в небо. Моя следующая ступенька — переход на «Гелоне» вокруг Европы в 2019 году (Турция-Дания). Очень сложно, но очень интересно.