Театральные курсы существуют не только для тех, кто хочет работать в театре. Бизнес-консультант, журналист, креативный директор рассказали ЧТД о том, что им дала лаборатория «Гоголь-центра».

При словах «Гоголь-центр» одни представляют себе странное место с голыми кирпичными стенами и голыми же актерами на сцене; другие — место свободы, где зрителя побуждают отвлечься от забот и заглянуть вглубь себя. Впрочем, с такой же двойственностью мы часто относимся и к себе: жаждем освободиться от условностей и навязанных ролей, но боимся прослыть странными.

«Гоголь-центр» всегда стремился к большему, нежели просто развлекать зрителей. И курсы Gogol School, созданные в 2016 году, тоже стали не просто театральной школой. Да, здесь можно учиться драме, пластике и актерскому мастерству. Но многие приходят сюда за вдохновением, творческой атмосферой, идеями для новых проектов.

Мы расспросили трех студентов, зачем они пошли в Gogol School и как их изменил этот опыт.

Оксана, PR-менеджер: «Любой разговор может стать зерном для творческой работы»

На курс драматургии в GS я пошла в августе 2017 года. Тот год у меня вообще был полон творческих экспериментов. В основном это были актерские опыты, но в какой-то момент мне захотелось подглядеть, что в драматургии на чем крепится, как держится. В общем, какие механизмы запускают творческий процесс. По складу мышления и характера я — творческий энтузиаст. Мне нравится работать с воображением, использовать его ресурсы, наблюдать, анализировать.

Мы делали много упражнений, позволяющих взглянуть на мир в ракурсе драматурга. Каждое занятие наш преподаватель Валерий Печейкин спрашивал: «Что у вас произошло за это время?» И нужно было поделиться историей, наблюдением. Это упражнение уже стало моей доброй привычкой. Утром за завтраком слышу доносящиеся откуда-то из-за стен крики навзрыд: «Сережа, Сережа!» По накалу эмоций похоже на горе, потерю дорогого человека. Это эмоциональное переживание не давало мне покоя, а воображение предлагало разные варианты того, что произошло.

Я заметила, что стала рассматривать любые необычные и даже неприятные ситуации как материал для творчества. Как-то у меня были рабочие переговоры. Обсуждали условия дальнейшего сотрудничества. Меня спросили: «Чего бы тебе хотелось, скажи только честно?» Ответила. Похвалили. А потом агрессивно стали объяснять, что говорю я не то и на самом деле все иначе, чем я представляю. Перечисляли какие-то откровенно бредовые аргументы. Сначала я растерялась, а потом поняла, что этот неадекватный диалог — просто клад для драматурга.

Весь этот курс научил нас замечать в событиях и моментах жизни формы, содержание, которое может быть зерном в творческой работе.

С тобой произошла странная история, и ты можешь скопировать это, использовать в сцене, короткометражке, этюде. В общем, каждый день пропитан драматургией.

Она везде: в быту, в политике, бизнесе. Надо просто взять. А как дальше работать с ней — это, вероятно, уже тема следующего полного курса.

GOGOL School

Владимир, бизнес-консультант: «Как и драматург, консультант создает историю, где герой меняется, проходя через конфликт»

Я никогда не хотел быть актером, но всегда был человеком любознательным. Пришел в Gogol School на разведку — и остался на интенсив актерского и драматургического мастерства. Потом закончил основной курс актерского мастерства. Для меня посещение таких курсов — это активная форма социализации. Я люблю встречать новых людей, учиться у них, ну и вообще люблю людей. А чем ярче содержание курса, тем прикольнее там люди. По этому же принципу я ходил в школу интуитивной музыки Арсения Трофима «Я музыкален», на курсы MBA в PwC и прочие. Когда яркие люди собираются вместе и что-то вместе создают — это настоящий драйв.

На курсе я получил кучу инсайтов. Самых ярких было два. Первый — ощущение детской игры, когда у тебя нет страха перед мнением других, ты просто играешь. Не думаешь, хорошо ты сделал или плохо, главное, что это сделал ты. Это позволяет раскрыться. Второй инсайт рождается из первого: отсекая все лишние переживания, изучая ощущения своего тела и взаимосвязь с другими людьми, ты встречаешься с самим собой. Ты понимаешь, о чем ты, и это дает мощный заряд энергии.

Кстати о теле. Мы редко прислушиваемся к нему и в результате плохо понимаем себя и других. Хотя все мы от природы взаимосвязаны, но эти связи нужно научиться чувствовать.

У нас были упражнения, которые помогали настраивать этот внутренний навигатор. Например, группа загадывала человеку за дверью, что он должен сделать, когда зайдет. Когда он возвращался — тело само обо всем догадывалось.

Мне, например, нужно было выключить свет, и у меня автоматически закрывались глаза. Еще играли в крокодила — но без жестов. Нужно было транслировать слова только своим неподвижным телом. И их угадывали. Это была магия.

На момент прихода в GS у меня была скучная работа, и я готовился к собеседованиям в консалтинг. Бизнес-консультант должен быть яркой и креативной личностью, немного актером и немного драматургом. Как и драматург, консультант создает историю, где герой меняется, проходя через конфликт. Цель — сделать так, чтобы клиент справился с проблемами, которые мешают развивать бизнес. Для этого его мировоззрение должно измениться. Разными инструментами драматург и консультант создают историю: в одной меняется герой, в другой — бизнес клиента. Эмоциональный заряд, который я получал на занятиях, помогал мне на собеседованиях. В итоге мне сделали оффер.

Когда я еще проходил собеседования, я встретил одну известную радиоведущую и поделился с ней своим методом творческой подготовки, на что она сказала: «А ты не думал, что тебе просто стоит стать крутым актером?» Сейчас я продолжаю общаться с друзьями с курса, это своего рода люди-светлячки — каждый в своей области чем-то зажигает этот мир.

GOGOL School

Ольга, руководитель литературной части в продюсерском центре: «Я всю жизнь работаю с текстом, и теперь у меня есть интуитивное понимание, на чем все строится»

Я пошла учиться драматургии не потому, что ставила себе цель стать театральным драматургом. Хотя если получится, было бы прикольно. Просто я всю жизнь работаю с текстом. Меня от текста прет. Связывать это с драматургией или нет — уже десятый вопрос.

Я не очень люблю звонить людям, люблю писать. Так я знаю, что могу перечитать написанное, добавить усилительных слов или, наоборот, их убрать. Драматургия общения возникает сама. Потому что можно сообщение отправить целиком, а можно двумя частями. Это уже смещает акцент.

А Валерий хорошо понимает, как работать с текстом. Как его создавать, улучшать, доводить до ума. И, самое трудное — сокращать. Дистиллировать. Все авторы любят свои тексты. Кажется — все идеально написал, слова не выкинешь. А потом оказывается, что можно было не городить абзац, а обойтись одной фразой. 

Конечно, тексты есть разные. Есть прикладные, есть информационные. Но любому человеку, который с текстом работает в жизни — с рекламным или художественным, — эти занятия полезны. Да и вряд ли кто-то только рекламой занимается. Наверняка же в стол роман пишет.

Мы многое делали, не только то, что относится непосредственно к драматургии. Например, было задание — написать текст на придуманном языке. Или сфотографировать метафору. Кто-то снимал золотую рыбку и парня, который сидел рядом, уткнувшись в свой телефон. То есть его желание могло исполниться, а он его не увидел.

На выходе у меня возникли даже не академические знания и не практические навыки. Скорее интуитивное понимание, на чем все строится. Окончание курса получилось смазанным — как раз арестовали Кирилла Семеновича. Помню, Валерий рисовал нам схему, где низшая ступень зла — абсурд. Настоящее зло всегда абсурдно, у него нет мотивации. Мы искали примеры абсурда из новостей. И тут арест Серебренникова. Жизнь все примеры подбрасывает сама, даже искать не нужно.