Герой фильма Стефана Бризе пятнадцать месяцев живет на пособие по безработице. У него долги. Ему 51 год, и работодатели придумывают всевозможные отговорки, чтобы не принимать его на работу.

Тьерри (Венсан Линдон) пытается добиться правды в службе занятости — его направили на курсы крановщиков, а потом выяснилось, что на стройку принимают только тех, кто и раньше работал на стройке. И время потрачено зря, и надежды опять не оправдались.

На лице Тьерри, в его потухших глазах постепенно проступает слово «неудачник». Он не сидит на месте, он действует, но все его занятия оказываются нудными, вязкими. Например, собеседования по скайпу, невнятные и безрезультатные. Или встречи с бывшими коллегами, которые шумят, горячатся, планируют наказать руководство завода, но всем ясно, что это просто треп.

Тьерри борется с жизнью как может — тщательно вытирает домашнюю пыль, ходит вместе с женой на танцы, обсуждает с ней будущую учебу взрослого сына, больного ДЦП, но то, что с ним происходит, напоминает совет Герцогини Алисе — надо бежать изо всех сил, чтобы остаться на месте, а если хочешь куда-то попасть, надо бежать в два раза быстрее.

Стефан Бризе ведет своего героя по всем кругам бытового ада: Тьерри с женой пытаются продать любимый летний домик, но покупатели холодно рассматривают старые комнаты и требуют снизить цену до совсем уже оскорбительной.

Банк, в котором Тьерри держал сбережения, предлагает ему продать купленную в кредит квартиру, чтобы расплатиться с долгами по этому же кредиту. Когда он отказывается, у сотрудницы банка появляется новое предложение — застраховаться на случай смерти: Тьерри умрет, а его близкие получат хоть какие-то деньги.

Умирать Тьерри не собирается, его и старым назвать нельзя, но все вокруг словно кричит: «Ты отработанный материал, ты уже не нужен!» 

К счастью, сам Тьерри обладает флегматичным характером и относительно спокойно переносит даже такое унижение, как участие в тренировке будущих предпринимателей: студенты обсуждают запись собеседования Тьерри, как будто его самого здесь нет: и рубашка расстегнута, и фразы неритмичны, и в кресле сидит слишком свободно.

Согласно современным психологическим взглядам, 50 лет — это прекрасный возраст, начало ясной творческой зрелости. Экономика от психологии отстает, выбрасывая за ненадобностью тех, кого нельзя назвать юным. И пока такая несправедливость существует, есть смысл стелить соломку заранее и не хранить все яйца в одной корзине.

У того, кто подстраховывает себя несколькими занятиями, есть возможность балансировать: если «провиснет» одно, можно опереться на другое. Тогда проблемы и неудачи становятся не такими глобальными, не такими роковыми: не все пропало, а только одна из возможностей.

В конце концов Тьерри находит работу — охранником в супермаркете. Жизнь налаживается, кредит выплачивается, вместо посмертной страховки банк предлагает проекты посимпатичнее. Но судьба продолжает испытывать его. Директор планирует избавиться от сотрудников предпенсионного возраста, поэтому охранникам надо с особым тщанием следить за их работой и выискивать ошибки.

И тут происходит чрезвычайная ситуация — сотрудница, которая двадцать лет проработала в супермаркете, взяла ненужные покупателям купоны на скидки, которые была обязана выбросить...

Если Тьерри расскажет об этом директору, ее выгонят. Не расскажет — сам потеряет работу, снова пройдет сквозь унижения, снова почувствует себя ненужным, выброшенным, старым.

Чтобы быть героем на войне, среди взрывов и выстрелов, нужна отвага и твердое знание, кто свой, а кто чужой. Экономический кризис — тоже война, с убитыми и ранеными, и в ней приходится принимать чью-то сторону. Пусть даже ты знаешь, что истинная вина лежит на директоре, транснациональных корпорациях и устройстве человечества в целом. И в этой войне, вязкой и тоскливой, тоже можно быть героем — только ни орден не получишь, ни памятника не будет, ни мемориальной доски.

Тьерри, неинтересный мужчина за пятьдесят, на дешевой небольшой машине, со старым любимым летним домиком, больным сыном и женой, с которой наконец начал складываться танец, — настоящий, классический «маленький человек». Но он получает большой вызов — и должен этот вызов принять.