Что можно изменить, когда кажется, что изменить нельзя ничего? Об этом расскажут фильмы о тех, кто нашел в себе силы и новые надежды, когда казалось, что жизнь кончена.

«Все еще Элис» (2014, режиссеры Ричард Глатцер и Уош Уэстморленд)

«Все еще Элис»

Элис Хауленд (Джулианна Мур) — профессор лингвистики Колумбийского университета, прекрасная мать, словом, «самая умная и самая красивая женщина на свете», как говорит ее муж (Алек Болдуин). Однажды Элис забывает слова во время серьезного доклада. Потом понимает, что заблудилась в хорошо знакомом районе. 

Это оказывается редкая форма болезни Альцгеймера — у Элис очень мало времени, прежде чем она потеряет память окончательно.

Когда выхода нет. Элис произносит речь на встрече людей с болезнью Альцгеймера. «Можно ли относиться к нам всерьез — едва похожим на тех, кем мы были? Я стараюсь жить здесь и сейчас и не слишком корить себя за то, что постигаю науку забывать», — говорит она.

Элис всеми силами пытается сохранить способность видеть светлую сторону жизни. Это нелегко. Она готовит план самоубийства — на случай, если забудет самые важные вещи в своей жизни. К счастью, этому плану не суждено осуществиться.

Как сохранить себя. Не потерять самообладания, зная о том, что не вылечишься, тяжело. Еще труднее сохранить присутствие духа, наблюдая, как прежняя жизнь рушится, а люди отворачиваются от тебя. Коллеги из университета не навещают Элис, муж не хочет брать отпуск, чтобы провести с ней стремительно ускользающее время, потому что для него важнее новая хорошая работа.

Но есть и те, кто останутся рядом. Потому что в прежней жизни Элис была добра, внимательна и отзывчива — а это не проходит бесследно.

«А в душе я танцую» (2004, режиссер Дэмиен О’Доннелл)

«А в душе я танцую»

У Рори О'Ши (Джеймс Макэвой) — миодистрофия Дюшенна, и он знает, что жизнь долгой не будет. В интернате для инвалидов Рори не нравится. Он не терпит правил, хамит персоналу, сбегает с прогулок, громко включает музыку по ночам и постоянно пытается получить разрешение на самостоятельное проживание. Ему отказывают, потому что Рори безответственный.

Когда выхода нет. Рори находит себе друга Майкла (Стивен Робертсон), который тоже передвигается в инвалидной коляске и еле говорит — но Рори его понимает лучше, чем всех остальных.

Благодаря сообразительности Майкла и напору Рори друзья находят способ покинуть интернат и начать жизнь в отдельной квартире под присмотром красивой сиделки Шивон (Ромола Гарай). Оба в нее влюблены — без взаимности.

Как сохранить себя. Рори приходится терпеть неподвижное тело, но его душа не выдерживает рамок — и он ищет способы почувствовать себя живым и свободным. Иногда эти способы рискованны, вроде катания на угнанной машине, иногда — просто безответственны. 

Но однажды Рори говорит павшему духом Майклу: «У тебя есть будущее, не сдавайся, ты не имеешь права».

И в этой довольно простой формулировке заключена великая сила жизни. Она дает море возможностей и приключений любому, кто еще дышит.

Рори, возможно, не рефлексирует на этот счет, зато глубоко ощущает правду жизни. Разрешить себе жить по максимуму — на такое не хватает духа у большинства здоровых людей.

«1 + 1» (2011, режиссеры Оливье Накаш и Эрик Толедано)

«1 + 1»

Идеальная жизнь аристократичного Филиппа (Франсуа Клюзе) в руинах. Его любимая жена умерла, а сам он после падения параплана оказался парализованным. «К счастью, я богатый паралитик», — говорит Филипп. Хотя в его голосе счастья нет.

Есть много людей, которые на него работают, и к ним он весьма придирчив — особенно к личному помощнику, которые меняются чуть ли не каждый месяц. Но тут в группу претендентов на это место попадает чернокожий сенегалец Дрисс (Омар Си), выходец из бедных кварталов Парижа. В основу фильма «1 + 1» легли реальные события.

Когда выхода нет. Филиппу впервые за долгое время интересно. Дрисс не старается понравиться, ведет себя более чем раскованно, шутит в стиле «нет ножек — нет и шоколадки», периодически протягивает звонящий телефон — он забывает, что его наниматель парализован.

Молодой задор и энергия Дрисса помогает Филиппу подумать о другой, более яркой жизни. Больше гулять, ездить на море, курить, шутить, назначать свидания, вернуться к полетам на параплане. Для Дрисса нормально жить полной жизнью, и Филипп понимает, что для него — тоже. Даже если тело не подчиняется.

Как сохранить себя. Филипп женился, у него родились две дочки. Он позволил переубедить себя: жизнь с параличом — такая же жизнь, где есть место счастью. И доказал ему это Дрисс — человек с судьбой далеко не завидной, который не знал ничего, кроме безысходности городских трущоб.