В том, что касается счастья, здоровья и продолжительности жизни, мы вовсе не стремимся к максимально возможному результату. Наш идеал скромнее — это примерно 75% от максимума. Это выяснили австралийские психологи после опроса 8 000 человек из разных стран, в том числе из России.

«Наше исследование показывает, что у людей неожиданно скромные запросы, — говорит психолог Мэтью Хорнси (Matthew J. Hornsey) из Квинслендского университета, ведущий автор исследования. — Все хотят, например, здоровья или счастья. Но при этом негативный опыт не исключается полностью». Выводы психологов опубликованы в июньском выпуске журнала Psychological Science.

Идеальной продолжительностью жизни опрошенные назвали 90 лет — ненамного выше, чем в большинстве развитых стран. Если респондентам говорили, что они получат «волшебную таблетку», которая гарантирует им вечную молодость, желаемая продолжительность в среднем вырастала до 120 лет. Большинство хотели бы иметь уровень IQ в 130 пунктов — такой человек считается достаточно умным, но не гениальным.

В первом из двух опросов участвовали 2 392 респондента из Австралии, Чили, Китая, Индии, Японии, Перу, России и США. Во втором — 5 650 жителей из 27 стран. Все опрошенные должны были, кроме уровня IQ и продолжительности жизни, обозначить идеальный для них уровень личной свободы, счастья, здоровья, самооценки. Затем нужно было определить идеалы применительно к обществу в целом: мораль, равенство возможностей, технологическое развитие. Все параметры оценивались по шкале от 0 до 100.

Индивидуальные запросы чаще всего держались на уровне 70-80%, хотя потребность в здоровье была заметно выше, чем потребность в счастье. Там, где сильны философские идеи буддизма, индуизма, даосизма и конфуцианства, уровень индивидуальных притязаний оказался ниже. Идеальные общественные условия жители разных стран представляют себе примерно одинаково.

«Собранная нами информация предполагает, что у людей довольно сложное, размытое понимание идеальности, которое принимает во внимание как светлые, так и темные стороны», — поясняет Мэтью Хорнси.