Любовь к развлечением — то общее, что есть у всех людей вне зависимости от места жительства. Поэтому если вы развиваете бизнес в этой сфере, то можете обкатать идею в своей стране, а потом привезти ее в любой город мира. Так считает Артем Крамин, основатель франшизы Komnata, компании, создающей эскейп-комнаты. О своем бизнесе он рассказал редакции журнала ZIMA.

Эскейп-рум (или квест-комната) — это вид развлечения, когда игроков закрывают в помещении и им нужно разгадать серию загадок в ограниченное время, чтобы выбраться из него. Идею первой эскейп-комнаты Артем подглядел в Лондоне, а затем открыл ее у себя в Казани. Сейчас Крамин — владелец международного бизнеса. За последние годы он открыл сотню эскейп-комнат в Европе, Америке, России. Недавно освоил Лондон, к которому присматривался несколько лет.

«Здесь все очень дорого. Для сравнения, в Нью-Йорке мы открывали нашу первую комнату всего за 25 тысяч долларов. Здесь же инвестиции только в открытие первой комнаты составили 125 тысяч фунтов», — говорит Артем.

Лондон известен также своими долгими бюрократическими процедурами, но тщательная проверка имеет свои плюсы: здесь нет совсем «трешовых продуктов», и это испытание серьезности намерений предпринимателя. «После того как мы прошли через все эти долгие, сложные и дорогие процедуры открытия фирмы, оформления аренды, я понял, что у меня теперь есть лишний заслон от конкурентов», — считает бизнесмен.

Свой успех за рубежом Крамин объясняет тем, что русские комнаты «самые крутые, самые эффектные и впечатляющие»: западные версии отстают на несколько лет. Ему кажется важным в любом проекте придерживаться «собственной фишки»: в комнате должен быть сквозной сюжет, история, а не только набор заданий.

«Чтобы сделать хорошую эскейп-комнату, нужны всего три составляющие: хороший сценарий, эффектная бутафория и талантливые инженеры», — считает Артем.

О будущем индустрии Крамин говорит с надеждой, ведь «люди до сих пор кайфуют от очень простых вещей». Если сравнивать с кинематографом, то эскейп-индустрия находится на уровне братьев Люмьер, то есть в самом начале пути.