Евгения Рыкалова, директор по стратегическому маркетингу книжного гиганта «Эксмо», поделилась с порталом Snob.ru своим мнением о культуре чтения в современной России. Она уверена, что миф о «самой читающей стране в мире» достался нам в наследство от советской пропаганды, тогда как на самом деле читательские привычки россиян должны быть перезапущены еще на школьном уровне.

Россия, как всем известно, «читающая страна». С этим «как известно» и спорит Евгения Рыкалова, профессионально знающая российский и зарубежный книжный рынок. Регулярно посещая выставки BookExpo в Нью-Йорке, она выяснила, что среднестатистические тиражи успешных американских издательств достигают нескольких миллионов экземпляров, тогда как русский рынок довольствуется в лучшем случае десятками тысяч копий.

С чем же это связано, если миф о СССР как самом читающем государстве на свете назидательно рассказывается каждому российскому школьнику?

По мнению Рыкаловой, советские многомиллионные тиражи во многом были основаны на государственной системе распределения рекомендованной литературы по школам, библиотекам и другим учреждениям: «Миф о чтении в России складывался годами и продолжает поддерживаться мнимой статистикой. Например, „больше 57% россиян обращаются к книге раз в месяц“. В таких исследованиях мы тоже попадаем в десятку читающих стран, но при этом как-то пропускаем, что среднестатистический американец читает 12 книг в год, а русский 3».

Для начала нужно понять, что именно читает современный россиянин и почему он не готов читать это в больших количествах.

Небольшие тиражи узкоспециализированных книг (например, non-fiction или даже детской литературы) понятны. А вот глубинные причины невысоких продаж художественной литературы стоит искать не в молодости российского рынка или дороговизне книг (в США они гораздо дороже), а в системе школьного образования.

В российской школе с начальных классов формируют особое представление о чтении как о высоком нравственном долге, к выполнению которого нужно себя принуждать: «С советского времени нам досталась не только программа, но и всевозможные списки чтения на лето. Чтение для нас — это труд. Книги в списках — сложные интеллектуальные произведения. Программа насыщена классикой, а не жанровой литературой. Проблемами, а не эмоциями. Многословием и сложными конструкциями наших великих писателей. А сочинения с переосмыслением прочитанного забивают последние гвозди в крышку гроба с любовью к чтению».

Никто не отрицает значимость классики — как русской, так и мировой. Однако, как уверена Рыкалова, такое «снобское» чтение, требующее постоянной рефлексии над трудными классическими произведениями и презрительно отвергающее «легкую» литературу, порождает неприятие чтения как такового.

В то же время чтение классики можно превратить в увлекательный разговор и обмен читательскими эмоциями, а не в подготовку к написанию штампованных сочинений.

Чтобы стать по-настоящему «читающей страной», советует Рыкалова, нужно выстраивать новую систему образования, при которой чтение будет не принудительным и трудным делом, а способом досуга, приносящим удовольствие и возможность обмениваться эмоциями с друзьями.