После введения обязательного ЕГЭ столичные вузы пережили приток абитуриентов из регионов России. Но в последние годы доля местных среди московских студентов вновь стала расти. О новых тенденциях образовательной миграции изданию «Коммерсантъ» рассказала Ирина Абанкина, директор Института развития образования НИУ ВШЭ.

«Для абитуриентов из других городов учеба в столице стала очень дорогой, — считает Абанкина. — В столичных вузах и проходные баллы выше, и поступить труднее, и стоимость платного обучения стала неподъемной, и с общежитиями проблемы — их не хватает, да и расположены они так, что студентам приходится два часа добираться до университета».

Сегодня выпускники школ выбирают вузы в столице своего региона или города со старыми университетскими традициями. Региональными студенческими центрами сегодня можно считать Санкт-Петербург, Томск (местные университеты по некоторым позициям в рейтингах опережают МГУ и ВШЭ), Новосибирск, Екатеринбург, Казань, а также Ростов-на-Дону, утверждает Абанкина.

Из остальных городов молодежь, наоборот, стремится уехать. Абитуриенты выбирают места с более насыщенной культурной жизнью, высоким уровнем благоустройства и безопасности, развитым рынком труда.

«Абитуриенты при поступлении думают о том, сколько они будут зарабатывать», — добавила Абанкина.

По словам Абанкиной, пока рано говорить о полном успехе программы развития опорных университетов в регионах. Но некоторые учебные заведения уже изменились к лучшему. Например, в Кемеровском техническом университете создали междисциплинарную команду, которая работает с беспилотными летательными аппаратами. А в опорном вузе Тольятти студенты самостоятельно делают гоночные болиды мирового класса и участвуют в международных соревнованиях.

Проблемой остается ограниченная образовательная мобильность студентов: зачастую перейти в другой университет просто невозможно, только поступать заново.

«Мы вроде бы подписали Болонскую декларацию, но взяли из нее только двухуровневую систему обучения. А самое главное — мобильность студентов, систему учебных кредитов, обеспечивающую выстраивание индивидуальных траекторий образования, — похоронили», — говорит Абанкина.