Линор Горалик поговорила с создателем и руководителем «Прожито» Михаилом Мельниченко о том, как поиск по дневникам стал гражданским проектом, почему дневник подростка представляет особую ценность и всегда ли дневник был делом интимным.

Проект «Прожито» задумывался как поисковая система для дневниковых рукописей. Но вскоре оказалось, что интерес к нему проявляет не только профессиональное сообщество историков, а общество в целом.

«Оказалось, что мы занимаемся очень важной для общества темой, что это гражданский проект», — говорит Михаил.

И это действительно так, если иметь в виду количество людей, принимающих в нем участие: волонтеры сканируют и расшифровывают тексты записей, оказывают другую помощь. На настоящий момент в архиве более 1300 личных дневников, написанных в XIX-XXI веках, и выполнена только четверть задуманного.

Михаил говорит, что дневниковая литература — очень разносторонний жанр: некоторые бывают «сильнейшим откровением», исповедью, но встречаются и такие, «в которых почти нет автора — потому что у автора была концепция описания реальности, и он пристально ей следовал».

 «Для меня чтение дневников — это часто вообще не про историю, это про многообразие человеческой природы», — поясняет Мельниченко.

Интересно, что к дневнику не всегда относились как к чему-то интимному. В русской традиции «дневник — вещь открытая»: ими обменивались, делали отметки, это был способ рассказать о своих чувствах. Также существуют профессиональные дневники писателей, которые изначально создаются с целью публикации.

Особый интерес представляют дневниковые записи подростков, потому что у них «чаще всего нет концепции сохранения памяти о себе», поэтому им удается быть более непредвзятыми наблюдателями и документировать реальность. «В подростковом дневнике может быть очень много неожиданных подробностей и любопытнейших наблюдений за социумом — это клад для антрополога и культуролога», — уверен Михаил Мельниченко.

Проект постоянно нуждается в помощи волонтеров, так что желающие могут всегда к нему присоединиться.